Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Аялон: "императив - помешать Ирану получить ядерный статус"


Мир

Аялон: "императив - помешать Ирану получить ядерный статус"

Даниэль Аялон, израильский дипломат, в прошлом – депутат Кнессета, посол в США, замминистра иностранных дел Израиля – поговорил с “евроньюс” о ситуации в Сирии и ядерных амбициях Ирана. Наш корреспондент Джеймс Фрэйни встретился с Аялоном на Международной конференции по безопасности в Мюнхене.

Джеймс Фрэйни, “евроньюс”:

- Господин заместитель министра, спасибо за это интервью. После сообщений об авиаударе по сирийскому центру разработки вооружений Иран и Сирия заявили, что намерены отомстить Израилю. Как вы видите развитие ситуации?

Даниэль Аялон:

- Ну, я не знаю, о чем именно они говорят, но, на мой взгляд, проблема, с которой мы сталкиваемся в Сирии, во многом как раз обусловлена массивной поддержкой, которую бесчеловечный режим Асада получает от аятолл в Иране и их ливанских аналогов, движения “Хезболлах”.

“евроньюс”:

- Если Иран и Сирия всё же нанесут ответный удар, какова будет реакция Израиля?

Аялон:

- Разумеется, у Израиля есть право на самооборону и обязанность защищать наше население. К сожалению, радикализация у нас на глазах буквально расползается по всему региону, и так называемая “арабская весна”, увы, становится “исламской зимой”. И причина тому опять же – аятоллы в Иране.

“евроньюс”:

- Говоря о ядерной программе Ирана, ваш премьер-министр открыто заявил о возможности превентивного удара. Не кажется ли вам, что это – контрпродуктивно, и такая мера лишь подведет иранцев еще ближе к атомному оружию?

Аялон:

- Не думаю, что иранцев надо куда-то специально подводить. Последние полтора десятилетия они сами выстраивали сложную схему обмана, уклонения и даже в каком-то смысле провоцирования всего международного сообщества. И они упорно идут к тому, чтобы обзавестись атомным оружием. Для них оно – не просто цель в себе, это способ обеспечить свои гегемонию на Ближнем Востоке. И я тут хотел бы сделать важное уточнение: конфликт на самом деле идет не между Ираном и Израилем, а между Ираном и всем международным сообществом.

“евроньюс”:

- Почему сдерживание сработало в случае СССР, но не действует на Иран?

Аялон:

- Просто потому, что для Ирана обладание ядерным оружием – это не вопрос выживания или получения экономической выгоды, да и при всем уважении к Ирану, супердержавой они не являются, как бы им того ни хотелось. Думается, более точно было бы сравнение с Северной Кореей, но, в отличие от Северной Кореи, есть у нее ядерная бомба в подвале или нет, Иран питает амбиции глобального масштаба. Речь здесь идет о режиме, который самоотверженно продвигает самую экстремальную идеологию, и для них атом – это лишь один из способов продолжать такую подрывную и разрушительную политику. Даже без атомного оружия иранская угроза простирается на весь регион и даже за его пределы – это перспектива блокады Ормузского пролива, возможный удар по нефтяному экспорту. С ядерным потенциалом они смогут не только контролировать нефтяные потоки, но и диктовать цены на нефть. Так что важнейшая задача, императив – и не только для Израиля, но и для всех – помешать Ирану получить ядерный статус, и, думается, Тегерану не стоит недооценивать решимость, целеустремленность и возможности международного сообщества.

“евроньюс”:

- Перейдем к Сирии: как по-вашему, с возможным падением режима Асада, конфликт пойдёт на убыль – или наоборот, закончится лишь его начальная стадия, и речь может зайти о затяжной войне, как, например, в Ливане?

Аялон:

- В Сирии сейчас сложилась поистине трагическая ситуация, и, помимо гуманитарной трагедии, мы видим тут угрозу ее полной дезинтеграции, краха Сирии как государства.

“евроньюс”:

- Страна может развалиться? То есть, по сути, Асад и есть государство?

Аялон:

- Это то, что по сути мы сейчас и видим. Но, помимо этого, цепляясь за власть и отказываясь покинуть Сирию, Асад тем самым укрепляет позиции алавитов, что может способствовать созданию как бы алавитского анклава, который будет по-прежнему получать поддержку со стороны “Хезболлах” и Ирана, а это, в свою очередь, не сулит ничего хорошего для будущего региона и для его стабильности.

“евроньюс”:

- Но если стабильность региона настолько важна, как должно реагировать международное сообщество? Поскольку нынешняя стратегия, похоже, не работает. За 2 года погибли более 60.000 человек… Что следует предпринять миру?

Аялон:

- Прежде всего, добиться консенсуса, но, к сожалению, привести международное сообщество к согласию не получается, и при отсутствии какой-либо внятной линии со стороны Совета Безопасности ООН ситуация зашла в полный тупик. Результат же этого паралича – продолжающаяся эскалация конфликта в Сирии. Так что прежде всего пяти постоянным членам Совбеза надо договориться о некоей линии, будь то бесполетная зона над Сирией или введение миротворческих сил в том или ином виде: впрочем, этого всего можно было относительно легко добиться еще год-полтора назад, теперь же это практически невозможно.

“евроньюс”:

- То есть выжидательная стратегия провалилась, и нужно международное вмешательство?

Аялон:

- Ну, не мне решать, и, опять же, может быть, время для сколь-либо эффективного вмешательства упущено. Я знаю, что в Европе оживленно обсуждается возможность поставки сирийской оппозиции оружия и боеприпасов помимо снаряжения небоевого назначения. И эту возможность нужно рассматривать очень осторожно – так, чтобы это оружие и боеприпасы не оказалось бы не в тех руках. К несчастью, оппозиция в Сирии не представляет собой какого-то единого блока, а сама страна притягивает к себе джихадистов и исламистских фанатиков, людей, кочующих от одной горячей точки к другой, будь то Чечня, Афганистан или Ливия. Многие из них сейчас скопились в Сирии, усложняя и без того непростую ситуацию.