Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Второй Афганистан в Мали


Insight

Второй Афганистан в Мали

Север Мали превратился в оплот исламистов, вот уже 9 месяцев насаждающих там самую радикальную версию шариата. Три основные группировки – “Аль Каида в исламском Магрибе”, “Ансар ад-Дин” и “Движение единобожия и джихада в Западной Африке”, фактически вывели из игры борющихся за независимость туарегов и сделали этот большой пустынный регион одним из самых опасных мест в Африке.

Основные города – Томбукту, Гао и Кидал стали тыловыми базами исламистов, продвижение которых к югу было в последний момент приостановлено в субботу французской авиацией.

В марте 2012 года военный переворот положил конец двум десятилетиям мирных выборов, сделавших из Мали оплот демократии в Африке. В результате этого переворота в стране образовался вакуум власти, быстро заполненный исламистами с севера.

Падение режима Каддафи в Ливии, дало возможность исламистам и туарегам, воевавшим на стороне полковника, обзавестись тяжелым вооружением, в том числе переносными зенитными комплексами, способными сбивать французские вертолеты и самолеты.

Повстанцы начали разрушать Томбукту – внесенный ЮНЕСКО в список мирового культурного наследия, его население подвергается насилию, в городе царит паника.

“Граждане сегодня встревожены положением дел, ситуацией хаоса, ведущей страну к катастрофе. И если не вмешаться, эти люди займут всю территорию”, – говорит политолог из университета в Бамако.

Цель исламистов превратить Мали во второй Афганистан. И это будет угрожать распространением конфликта на соседние страны. Европа также окажется в опасности.

В связи с событиями в Мали «Евроньюс» связался с экспертом по вопросам терроризма Анн Гиудичелли.

Франсуа Шиньяк, «Евроньюс »:

«Анн, вы специалист в том, что касается арабского и мусульманского мира, долгое время работали специальным помощником при МИД Франции, сейчас вы независимый эксперт в агентстве TERRORISC, которое специализируется на вопросах борьбы с терроризмом. По-вашему, Франция втянулась в затяжной конфликт? Есть ли риск того, что она в нем завязнет?»

Анн Гиудичелли:

«Все было сделано достаточно быстро. Что сейчас вызывает беспокойство, так это возможность того, что и французские военные и международные подразделения могут завязнуть в Мали и здесь все зависит от стратегии и мотивации, имеющих отношение к полному искоренению экстремистов на малийской территории. Также они могут появиться и в другом месте, набрать в ряды новых повстанцев и все начнется по новой».

Франсуа Шиньяк, «Евроньюс»:

«То есть это в некотором роде попытка остановить исламизацию африканского континента?»

Анн Гиудичелли:

«Сахель – это область, которая осталась практически без реального контроля со стороны приграничных государств. И эту брешь заполняют экстремистские группировки. Опасность в том, что они распространяют свое влияние с помощью силы и здесь требуется внешнее вмешательство, чтобы пресечь это на корню».

Франсуа Шиньяк, «Евроньюс»:

«Стоит ли опасаться, что исламисты, так сказать, «минируют дверь» в Европу?»

Анн Гиудичелли:

«Французские власти четко заявили, что они ведут борьбу с терроризмом. Но прежде чем идти воевать с террористами за тысячи километров, нужно прикрыть, обеспечить безопасность своих территорий».

Франсуа Шиньяк, «Евроньюс»:

«Не пытаются ли радикальные исламистские группировки поймать в ловушку мировое сообщество тем, что ведут борьбу в регионе Сахель, который гораздо больше Франции. Есть ли риск пойти по афганскому сценарию?»

Анн Гиудичелли:

«В сущности, эти группировки сделали все, чтобы этот регион стал новым фронтом между западным и мусульманским миром. Такова и была задумка: привлечь международные силы, чтобы превратить этот регион в театр военных действий».

Франсуа Шиньяк, «Евроньюс»:

«Радикальные группировки выступили с угрозами в адрес Франции. Существует ли сейчас реальная опасность терактов во Франции и в Европе?»

Анн Гиудичелли:

«На самом деле, уже несколько лет те, кто связан с “Аль-Каидой в Исламском Магрибе” считают Францию врагом «номер один». Очевидно, что сейчас, когда Франция ввязалась в реальную войну, я бы сказала, что эти группы могут пойти на все. Во Франции мы усилили аппарат безопасности, такие угрозы признаны реальными, но они не должны влиять на внешнюю политику».