Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Европейская монархия сегодня : что могут короли?


Eвропа

Европейская монархия сегодня : что могут короли?

12 европейских стран гордятся статусом соврменных монархий. Для чего нужны короли и королевы сегодня? На вопросы телезрителей в программе “I talk” отвечает французский журналист Стефан Берн, большой знаток монархий и монархов.

Вопрос: “Добрый день, я Оуэн из Бельгии. Для чего в современном мире нужны короли?”
СБ: “На первый взгляд фигура короля может казаться декоративной. Но это – как несущая основа: разрушьте ее, и ваше здание рухнет. Монарх – это цементирующая основа нации, символ, который объединяет. Он – как судья на игровом поле. Он стоит над схваткой и не может возглавлять ни одну из играющих команд. Полагаю, любители футбола метафору уловили”.

“Евроньюс”: “Да, но некоторые страны отлично обходятся без монарха. Ваша родина, к примеру, Франция”.

СБ: “Если бы мы прекрасно обходились, общество не вело бы этих бесконечных дебатов о национальном самосознании, о роли власти. Вы видите, как политики вырывают друг у друга рычаги власти. В этой ситуации было бы хорошо иметь авторитет, стоящий надо всеми.
Я веду речь, с одной стороны, о символе нации, государства, а с другой стороны, о конкретных механизмах функционирования властных структур. Примеры Испании, Великобритании, Бельгии – это удачные примеры современной монархии. Самая главная функция короля – обеспечение единства нации, ее монолитности, особенно на международной арене. И действительно, многие монархи выполняют роль таких вот международных посолов, они презентуют свою страну за рубежом. Сегодня, в разгар кризиса, они едут за границу, представляя собой очень престижный национальный бренд. И это стимулирует доверие к их стране, это дает толчок росту торговли. Так что монархи – это очень элитные коммивояжеры”.

Вопрос: “Я – Антуан из Лиона. Почему фигуры зарубежных королей имеют такое магическое влияние на жителей немонархических стран?”

СБ: “Если говорить о Франции, я вижу две причины. С одной стороны, это такой исторический комплекс вины… за то, что избавились от собственного короля”.

“Евроньюс”: “До сих пор комплексуете?” СБ: “Ну, я лично нет, но понять эти настроения я могу. Мы, французы, ждем от главы нашего государства сочетания функций Королевы Елизаветы и Дэвида Кэмерон, британского премьера. Это такая постоянная одержимость. Генерал де Голль сказал по этому поводу примерно следующее: “у французов есть жажда монархии, но они удовлетворяют ее за рубежом”.
Не стоит забывать, что подданные современных монархов все чаще задаются вопросом – особенно сейчас в кризис – а во что обходится содержание двора и дворца? Так вот, расходы на монарха – втрое ниже, чем, содержание республики. Вы не тратитесь на президентские выборы и вы постоянно зарабатываете за счет притока туристов и, как я уже сказал, за счет желания других стран активнее контактировать, торговать с монархией”.
Вопрос: “Почему большинство жителей современных монархических государств настолько поддерживают своих королей? Почему в тамошних СМИ очень редко появляются какие-то критические материалы? Это цензура?”

СБ: “Что вы, напротив, никакой цензуры. В той же Испании, в Каталонии, люди сожгли королевскую символику. Конечно, и критика, и негатив есть, вспомните эпизод с охотой испанского короля на слонов. Король, глава государства, был вынужден извиниться по телевидению за политическую ошибку. Это стало беспрецедентным случаем. Человек, за плечами которого – много замечательных дел, идет и извиняется перед подданными за шаг, которой они сочли неверным. Критиковать королей просто, особенно зная, что в ответ вам ничего не будет. В Европе короли и принцы не вступают в споры. Я пытаюсь защитить их, потому что уверен: их слишком часто и много ругают, а ведь их властные полномочия – это не более чем символ. Это не та самая настоящая политическая власть. Нет, это символы и моральные ценности. Очень нужный формат, кстати.
А теперь я задам вам вопрос… Почему монархии всегда на острие современности? Посмотрите на Швецию, на Великобританию: они опережают ту же Францию, когда речь заходит о вещах, требующих широты взглядов. К примеру, в вопросе легализации однополых браков. Взгляды общества современных монархий гораздо прогрессивнее соседей-республиканцев. Удивительно, правда?”

Вопрос: “Я – Весс из Великобритании. В прессе немало сообщений о том, что испанские и шведские королевские семьи имеют проблемы с законом. Вы думаете, это повлияет на настроения подданных?”
“Евроньюс”: “Ошибки молодости короля Швеции, обвинения в коррупции в адрес зятя испанского короля не красят репутицию королевских домов”.
СБ: “Разумеется, скандалов вокруг королевских домов немало, и каждый можно обсуждать. Пока король хорошо и честно работает, не допускает дурновкусия и не участвует в подковерном разделе интересов, обвинять его не в чем. Да, король – это еще и его семья, и зять-нарушитель – часть этой семьи. Но ведь мы же обрезаем сухие ветви у деревьев! И тамошний король прервал с зятем все отношения, при том, что дело до суда пока так и не дошло. Что касается частной жизни короля Швеции, то она никак не влияет на на выполнение им функций монарха. Да, вы можете критиковать его, это первое лицо и символ нации. Но то, что вы вменяете ему в вину, случилось 30 лет назад. За три десятилетия человек изменился, попрощался с репутацией дамского угодника, принца-шалунишки и вплотную занялся делом. И работает хорошо: королевская семья в Швеции пользуется бешеной популярностью. Посмотрите, какие толпы собирались на улицах по поводу свадьбы принцессы Виктории. Шведские подданные горой стоят за своего короля, о кризисе доверия речи нет. На мой взгляд, сложнее обстоят дела в Испании, там в Каталонии как раз набирает силу антимонархическое движение. В Бельгии король – национальный символ, но в стране ситуация непростая. А британская королева в состоянии гарантировать, что Шотландия останется в составе Соединенного королевства? Вот здесь проблемы намечаются, и серьезные, а дискуссия по поводу любовных похождений 30-летней давности шведского короля – это ерунда”.
Вопрос: “Я – Маран, я из Бельгии. Почему вы так интересуетесь монархией, откуда пришел этот интерес?”

“Евроньюс”: “Вы бы хотели быть королем?

СБ: “Нет, совершенно не хотел бы. И никаких, так сказать, монархических фантазий и амбиций никогда в голове не имел. Просто моя семья – из Люксембурга, а тамошние герцоги всегда стояли на страже независимости и единства страны. Это очень важный момент. Моя семья вынуждена была покинуть страну с приходом туда нацистов в мае 40-ого. Герцогиня Шарлотта тогда возглавила движение сопротивления. И такие вещи не забываются. Меня с детства учили: наша монархия боролась за независимость,, суверенитет, за сохранение национального самосознания. И то что мы, люксембуржцы, существуем как нация – это заслуга герцогского дома. Вот так у меня зародился интерес к монархии вообще. В один прекрасный день я осознал, что я также еще и француз, и стал интересоваться достоинствами и недостатками того и другого государственного строя. Я изучал историю, а история рассказывает вам не только, откуда вы пришли, но и куда движетесь”.