Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Ф. Олланд и М. Монти: "сделали все, что могли"


Глобальный диалог

Ф. Олланд и М. Монти: "сделали все, что могли"

Добро пожаловать на канал “Евроньюс”, мы представляем вашему вниманию первый выпуск  новой программы “Глобальный разговор”. С нами сегодня президент Франции Франсуа Олланд и премьер-министр Италии Марио Монти. Они представляют  нам свое видение Европы и комментируют другие актуальные события международной повестки дня.
 
“Евроньюс”:  “Господин президент, господин премьер-министр, добро пожаловать на наш канал. 22 ноября на саммите ЕС странам-членам не удалось договориться по проекту общесоюзного бюджета. Как мы можем объяснить европейцам,  что в разгар кризиса, когда национальные правительства сокращают бюджеты, ЕС идет другим путем?”
 
 ММ: “Размер бюджета ЕС – а это около 1% суммарного ВВП стран-членов – абсолютно разумен. Да, сумма немаленькая, если смотреть на цифры, но когда вы смотрите на процентное соотношение, понимаете, что это – капля в море. Очевидно, что в период кризиса, когда расходы повсеместно сокращаются, мы должны с умом тратить каждый евро, мы должны контролировать траты,  мы должны проверять эффективность проводимых нами программ. Разумный подход – не сокращение ради сокращения. Очевидно, что ЕС не может идти тем же путем, что и правительства на местах, поскольку именно ряд европейских схем и программ делают возможным потом снижение затрат в странах-членах. Я имею в виду и масштабные транснациональные инвестиционные проекты, и такие программы, как общая оборонная политика. Содержание национальных оборонных систем, не приведенных к общему знаменателю, обошлось бы в огромную сумму. Это же касается и других сфер. Так вот, мы в Италии не выступаем против наращивания расходов на уровне ЕС, однако мы хотим, чтобы эти затраты были разумны и оправданны”.
 
 ФО: “Как уже сказал премьер-министр Монти, бюджет ЕС – это процент общесоюзного ВВП. Считаем ли мы, что это слишком много? Нет. Я искренне убежден, что речь идет о разумном уровне расходов для того, чтобы выполнить поставленные перед Европой задачи.  Европе нужны инвестиции, нужен рост.
Нужно ли нам тратить меньше? Мы и так стараемся это делать на местах. Полагаю, что если мы резко введем рестриктивные меры и на европейском уровне, это будет иметь негативные последствия для всего сообщества. Так что нам нужен компромисс, как, впрочем, и всегда в европейских делах. И я убежден, что мы к нему придем. Европа не впервые принимает бюджет со второй-третьей попытки. Я уверен, что страны-члены, главным образом недавно присоединившиеся, также хотят хорошего бюджета. И те, кто просят то чеков, то скидок, то других особых условий, должны понимать, что Европа – это не копилка и не общий ящик, куда вы складываете взносы и откуда можете их забирать по своему усмотрению. Нет, это не так. Эта казна существует для поддержания солидарности,  для обеспечения роста в интересах всех членов.
Так вот, в переговорах по бюджету в дальнейшем мы будем стоять на этих позициях. Я хочу особо подчеркнуть, что бюджет нынешнего 2012 года уже позволил Европе двигаться вперед. Результаты мы видим, к примеру, в Греции, а также в уровне процентных ставок, на на рынках, которые восстановили доверие к Европе . И все это - благодаря политике, которую мы проводили, в частности, сообща с канцлером Меркель”.
 
“Евроньюс”: “Итак, вы говорите о тех, кто просит возврата части вложенных средств. Британский премьер Кэмерон намерен и впредь отстаивать право его страны на получение специального чека. К тому же он призывает к урезанию общего бюджета. Что вы думаете о его позиции?”
 
ФО: “Я бы сказал, что он старается. Он не спускает глаз с происходящего на экономическом фронте. Однако в то же время следует помнить, что мы все в  ответе за сохранение европейских институтов. Я имею в виду, в числе прочих, штаб-квартиру Европарламента в Страсбурге. У нас есть целый ряд институтов, которые фигурируют в учредительных документах ЕС. Так вот, всегда легко урезать те статьи, которые не касаются лично вас. Президент Еврокомиссии привел прекрасный пример: вы знаете, что большинство европейских отчислений на высшее образование получает Великобритания. Но это не причина, чтобы Франция в этом случае получала бы скидку, правда?”
 
“Евроньюс”: “Меры жесткой экономии тяжелы для европейцев, в некоторых странах ситуация крайней серьезная. Не считаете вы ли, что лечение, так сказать, опаснее самой болезни?”
 
 
ММ: “Прежде всего, мы должны понять, что является причиной болезни.
Нам нужно понять, что спровоцировало эту безработицу, особенно среди молодых европейцев. Так вот, причина – в отсутствии финансовой дисциплины в прошлом. Приведу пример Италии… До вступления в зону евро, которое сопровождалось определенными дисциплинарными обязательствами, наш бюджетный дефицит достигал 8, 9, 10 процентов ВВП. И этот аспект никогда не обсуждался в прошлом, на него вообще не обращали внимания. Всех все устраивало. Однако это отразилось на следующем поколении, то есть жертвы все-таки появились. И это – люди, дети, которые в то время еще и на свет-то не появились. Сегодняшняя безработица среди молодых – это не не результат неверной политики Брюсселя, это не некая антисоциальная Европа. Нет, сегодняшние проблемы – отголосок тех политических злоупотреблений в прошлом. Когда руководители очень легко примирялись с ситуацией, чтобы не огорчить своих избирателей. А затем Европа стала прививать странам-членам культуру стабильности, предсказуемости, и это тоже даст свои плоды в будущем. Одновременно затягивать пояса до бесконечности – тоже не выход. Нам нужно иметь больше европейских механизмов воздействия, и Европе нужно быть строгой. К этому, кстати, призывает и президент Франсуа Олланд. Европа может и должна помочь молодым преодолеть кризис, найти работу, у нас есть для этого ресурсы. И это, на мой взгляд, позволит примирить молодых с идеей единой Европы, в этом случае ЕС не будет выглядеть таким бездушным надсмотрщиком, нет, наоборот, Европа будет восприниматься как организующее и дисциплинирующее начало”.
 
ФО: “На протяжении последних лет в некоторых странах действовали правила и законы, которые оказались разрушительными для их финансовых систем. Поэтому так важно добиться их пересмотра. Я имею в виду и Францию, и некоторые другие государства. Мы постепенно впали в зависимость от собственных долгов, отсюда – жизненная необходимость введения жестокий финансовой дисциплины. Но не только. Страны, где счета в порядке, а экономика конкурентоспособность, поддерживают внутренний спрос, и это нормально.
При этом между богатыми и отстающими странами ЕС должна существовать солидарность, чтобы достичь гармонии. Европа – это не площадка, куда пускают только отличников, а тех, кто послабее, выгоняют. Нет, это пространство солидарности, развития и роста. Полагаю, настало время показать и доказать нашу способность к солидарности. Одновременно мы хотим повысить конкурентоспособность нашей страны, чтобы она была лучше и сильнее, чем вчера. Наша молодежь нуждается в работе. Напомню, что заботу о молодых я сделал центральной частью своей президентской программы. Я стараюсь помочь молодым в трудоустройстве. Хорошо бы, чтобы и Европа сделала бы это совей задачей на ближайшие несколько лет”.
 
“Евроньюс”: “Раз уже мы заговорили об экономии, давайте посмотрим на Грецию. Страна получит очередной транш финансирования и продолжит сокращения бюджета. Ее цель – сократить долг до 124 % ВВП к 2020 году. То есть впереди – еще 8 лет лишений, выстоят ли греки?”
 
ФО: “Думаю, эти задачи очень важны, однако не стоит забывать о промежуточных достижениях. Такие проверки важны. Греция знает, что у нее есть поддержка, есть финансовая помощь, у страны появится возможность передохнуть. Ирландия, к примеру, была  в очень серьезной ситуации, но в конце концов необходимые меры были приняты. Сегодня еврозона вышла из-под прямого удара, а ведь всего несколько месяцев назад мы не знали, выстоит ли Европа, как поведут себя процентные ставки. С чем мы приходим к концу года: Греция знает, какой дорогой ей идти, у нее есть план. Процентные ставки в Италии пошли вниз. Испания тоже получила помощь, поддержку для национальной банковской системы. То есть сообща мы выстояли. Впереди у нас – новые препятствия, а потом другие… нам нужен рост, нам нужно оставаться едиными, усиливать наши внутренние связи и заботиться я о своем международном имидже”.
 

“Евроньюс”: “Вы не думаете, что однажды нам придется пойти на списание части греческого долга, забыть о возврате части помощи, представленной Афинам?”
ММ: “Трудно делать прогнозы. Да, полагаю, что вероятность такого списания есть, ведь на подобные шаги мы шли и раньше. Германия, к примеру, получила списание в начале 50-х годов. Греция, если посмотреть на эту страну в исторической перспективе, долгое время оставалась государством, где правила систематически нарушались, где был, возможно, самый высокий в Европе процент уклонения от налогов, где не была развита конкуренция. Добавьте к этому коррумпированность чиновников и вы увидите, что за гремучую смесь представляла эта страна Все в ней блокировало нормальное развитие рыночной экономики. Это было так, я признаю, несмотря на всю мою любовь и восхищение Грецией как страной, ее культурой, ее наследием. А в Германии тем временем активно приживалась культура стабильности и предсказуемости, с очень сильной социальной составляющей, и большая часть Европы решила последовать этом примеру, сделав ставку на единый рынок и единую валюту. Получается, что Греция выбивалась из общего ряда, она не сделала то, что должна была. Это темная сторона. Светлые же моменты заключаются в том, что, не вступи Греция в еврозону, она никогда не встала бы на путь столь значительных реформ, которые действительно привели к модернизации общества, стали в некотором смысле революционными. Обычно на такие перемены требуется как минимум одно поколение. Я недавно сказал канцлеру Меркель, что мы должны рассматривать Грецию не только с точки зрения ее проблем, но и какк пример удачной экспансии идей Евросоюза, евровалюты, поскольку ее введение в конце конов оказалось на руку всем”.
 
 “Евроньюс”: “Покажу вам вот эту статью из “Экономиста” за июнь. Надпись гласит: “Можно ли запустить мотор,  канцлер Меркель?”, причем ясно, что призыв идет с тонущего корабля, символизирующего экономику. Идея статьи: европейский корабль терпит бедствие,  дыры латаются с помощью шкипера, Германии. Вы не думаете о формировании франко-итальянского альянса, чтобы положить конце немецкой доминате в Европе?”
ФО: “Германия – сильная экономика, однако для успеха ей нужна поддержка и сотрудничества других европейских страна. Канцлер Меркель это прекрасно понимает. Франция, к примеру, играет важную роль в Европе. Мы, как и Италия – страны-основательницы европейской семьи.
 Французская экономика в порядке, но она ен пытается претендовать на господство или доминирование в Европе.  Наступает время, когда странам следует объединиться и сообща разработать концепцию развития, мы не можем изолировать Германию, да и сама Германия не может претендовать на доминирующие позиции.
Это не приведет к хорошему ни для самой Германии, ни для Европы. Экономический рост замедляется, так что Германии следует прилагать усилия для сохранения конкурентоспособности. То же самое следует делать и нам. И мы не можем слишком давить на других, указывая,что им следует делать. Полагаю, что “Экономист” не объективно отразил ситуацию в Европе”
“Евроньюс”: “Вы также имеете в виду их недавний номер, посвященный Франции?”
ФО: “Не дело британцев учить нас жизни в Европе. Я сейчас говорю о британских масс-медиа, а не о правительстве. Так вот, если мы берем за образ  корабль, то наш европейский корабль, замедляющий сегодня свой ход, нужно вести в правильном направлении. Разумеется, у нас у всех разные точки зрения на этот счет, однако тем не менее мы в состоянии преодолеть разногласия. Мы движемся из одного порта в другой, мы пока не вернулись в тихую гавань: европейская экономика нуждается в перезагрузке, в восстановлении своей репутации. Сделать это без Германии мы не можем. Но и Германии нужны Франция, и другие страны.Вот Италия, к пример, третья европейская экономика. В последние месяцы она доказала свою устойчивость и высокое чувство ответственности”.
 “Евроньюс”: “Господин Монти, что вы в двух словах думаете о франко-итальянском альянсе?”
ММ: “Ну, я – ни немец и не француз. И не слишком люблю слово “сотрудничество”. Полагаю, нам нужно всем попросту сконцентрироваться на интересах  Европы,  это обязательное условие. Если Франция и Германия не могут договориться между собой, разумеется, для Европы это большая проблема. Думаю, что  сторонам будет легче, если они привлекут к диалогу и другие государства. Италия со своей стороны готова подключиться, мы готовы активизировать свою роль. Несколько лет назад Италия  была не слишком широко представлена на европейской арене, сегодня ситуация иная: мы готовы принять участие во франко-немецких переговорах. Поскольку признаем чрезвычайную важность взаимопонимания между Францией и Германией для Европы в целом”.
 
“Евроньюс”: “Вы оба говорите, что для перезагрузки европейской экономики нужен рост. Однако мотор, похоже, заглох… как снова его запустить?”
 
 
ММ: “Я не думаю, что в экономике есть какие-то табу. Нет, наоборот, то, что кажется невозможным и даже запретным сегодня, завтра может сыграть роль триггера, привести к экономическому росту. Полагаю, что сегодня для нас чрезвычайно важно координирование экономической политики в таких областях, как инвестиции, в том числе и в крупные промышленные проекты. В этом случае мы все – и Европа в целом – станем сильнее. Европа начнет набирать темп, идти вперед, не тормозя… мы найдем нужный баланс. Напомню вам, что проблемы с мотором, возникшие в прошлом – это проблемы общеевропейского масштаба”.
 ФО: “В последние месяцы курс евро снижался, разумеется, экономическому росту это не способствует. То есть в финансовые механизмы разгона экономики я не очень верю. Так,  во многих странах процентные ставки сегодня достаточно низкие, однако эта мера сама по себе инвесторов не привлекает. Прежде всего нам необходимо восстановить доверие к европейской экономике, затем - стимулировать конкурентоспособность. Необходимо напомнить миру, что европейская экономика – самая сильная в мире, сильнее и мощнее, чем экономика США, Китая. Так что именно нам следует обеспечивать лидерство в таких областях как наука и исследование, подготовка кадров – с тем, чтобы мы могли действительно быть вне конкуренции.
 А еще нам необходимо развивать чувство солидарности в ЕС и работать на общий рост. Это будет рост каждого и рост Европы в целом.
Самое худшее, что может случиться – это потеря веры в Европу на фоне кризиса. Этого нельзя допустить, необходимо поэтому давать людям надежду, это важно для будущих поколений.
10 декабря ЕС получит Нобелевскую премию мира. Некоторых такое решение Нобелевского комитета удивило. Так вот, неужели Европа, которая сумела встать над конфликтами, преодолеть последствия войн, не сможет сегодня договориться об общем видении экономического роста, стратегии развития?  Это – важнейшая задача для нас политиков, которые стоят у власти сегодня и хотели бы остаться там завтра”.
 
“Евроньюс”: “Давайте посмотрим на то, что то происходит на Ближнем востоке. 166 убитых в Газе, шестеро в Израиле - вот последние данные с места событий. С подписания соглашений в Осло прошло около 20 лет… так чем же занимается Европа?”
ФО: “Европа говорит очень жестким тоном, повторяет то, что говорила всегда: сторонам необходимо начать диалог, переговоры. Европа – партнер Израиля и Палестинской Автономии, поэтому мы имеем право сказать и тем, и другим: ваш конфликт затянулся! Настало время переговоров. Вы упомянули соглашения в Осло, так вот, почему бы нам не взять за основу принципы, прописанные в них, - один раз и навсегда?”
 
“Евроньюс”: “Почему тогда к Европе не прислушиваются?”
 
ФО: “Потому что Европа, имея экономические рычаги влияния, не обеспечила себе должного политического веса, который должен идти рука об руку с экономическим прогрессом. Кроме того, ряд стран ЕС прилагают  собственные дипломатические усилия в регионе. Франция – среди них. Однако большинство по-прежнему считает, что принимать решения и руководить в регионе должны США. Так вот, я не согласен. Эта – наша зона ответственности мы должны совершенствовать европейскую внешнеполитическую и оборонную. политику. Как вы знаете, ряд европейских стран проголосовали за предоставление Палестинской автономии статуса наблюдателя в ООН. Полагаю, число этих стран могло бы быть большим, но и так их немало”
“Евроньюс”: “Но это голосовании продемонстрировало раскол в Европе?”
 
ФО: “Значительная часть стран сделала то, что сделали мы”.
 
“Евроньюс”: “Но опять же европейской дипломатии как таковой не существует?”
 
ФО: “Нет, неверно считать, что в Европе нет единого голоса. Просто получилось так, что в разное время разные страны оказались неготовы к проведениию единой европейской экономической и внешней политики. Подчеркну: я выступаю за сильную и влиятельную Европу, Европу из 28 стран. К тому же я считаю важным построить и развить то, что назову “послевоенной Европой” – это Европа. которая развивается с опорой на совместные экономические и политические проекты. Нам нужна более амбициозная, если хотите, более рисковая Европа. Ну и начинать надо, конечно, с еврозоны”.
 
“Евроньюс”: “Итак, наша программа подходит к концу. Позвольте задать вам последний вопрос. Что мешает вам спать ночью?”
ФО: “Вы знаете, вопросов, которые могут послужить причиной бессонницы, очень и очень много. Вот о Газе мы говорили, а еще есть Сирия, европейские дела, демонстрации молодых. Какова роль главы государства? Принимать решения, действовать, а не просто сидеть и наблюдать, описывая свои эмоции по поводу увиденного. Нет, мы должны работать так, чтобы в конце срока сказать: да, для решения проблемы сделано все возможное”.
ММ: “Ну, я – глава правительства, а не глава государства. Может быть, это и позволяет мне так хорошо спать ночами. Когда совесть спокойна и знаешь, что сделал все от тебя зависящее, то спишь крепко. Поверьте мне”.