Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Когда я умру, что будет с моим наследством?


Eвропа

Когда я умру, что будет с моим наследством?

Многие предпочитают не говорить о смерти из суеверия, но иной раз говорить на эту тему трудно еще и потому, что пугает сама процедуры оформления наследства.

Этот процесс может не только превратиться в юридическую головную боль для всех заинтересованных сторон, но и потребовать значительных финансовых затрат.

“Да уж не такие и большие деньги, чтобы сохранить то, что у меня есть, и справедливо разделить все между детьми или внуками, – говорит глава семьи, – Это сущая ерунда по сравнению с внутренней уверенностью, что все получат равные доли наследства в соответствии с моими желаниями.”

Бумажная волокита -это последнее, что вам нужно, когда вы только что потеряли близкого.

А теперь представьте себе, что будет, если умерший имел собственность в нескольких странах. Сегодня, когда границы в Европе исчезают, подсчитано, что каждый год до полумиллиона семей оказываются втянуты в международные дела о наследовании.

Республика Мальта – наглядный пример того, как важна и актуальна сегодня эта проблема.

Остров очень популярен среди иностранцев, и как следствие, здесь особенно часто встает вопрос о трансграничном наследовании.

Мы встретились с голландцем, который поселился здесь вместе с женой после выхода на пенсию. Когда обнаружились проблемы со здоровьем, он решил составить завещание, но столкнулся с рядом проблем.

У Уилфрида насыщенная биография: родился в Голландии, жил и работал в Англии и Германии, а сейчас имеет и вид на жительство на Мальте. Его дети родились в Германии, еще у него есть собственность в Швейцарии.

Неудивительно, что он пытается привести в порядок свои дела, и убедиться, что его имущество без проблем перейдет к следующему поколению:

“Я думал, что лучшим способом было бы обратиться к юристами в тех странах, где у меня имущество, чтобы распределить мою собственность так, как будет лучше для всех моих детей и внуков. И, учитывая различия в законах разных стран о наследовании, сопоставить их и понять, где та разумная точка пересечения, которая всех устроит. Трудно разрубить этот Гордиев узел и быть абсолютно справедливым по отношению ко всем родственникам.”

Старшее поколение в семьях наверняка радо услышать, что европейские политики летом приняли новый закон, который направлен на упрощение процедур и сокращение затрат.

Теперь все трансграничные случаи будут находиться в единой юрисдикции, и основным критерием для определения правовых норм станет постоянное место жительства умершего.

Впрочем те, кто составляют завещание, имеют право отдать предпочтение законодательству о наследовании своей родной страны, даже если они живут совершенно в другом месте.

Страны ЕС имеют очень разные правила наследования. Некоторые, например, предоставляют гражданам меньше выбора, обязывая оставлять наследство в равных долях всем детям.

Теперь у государств – членов союза есть три года, чтобы внести изменения в законодательство, хотя Великобритания и Ирландия отказались от реформы по некоторым параметрам.

В самой Великобритании такого закона нет, но если нормы будут приведены к общеевропейскому знаменателю, это будет означать, что иностранный закон может быть применен на территории Великобритании.

Несмотря на то, что такие государства, как Мальта, остались в оппозиции к реформе, теперь они обязаны соблюдать законодательство.
Специальный комитет будет наблюдать за этой болезненной процедурой, чтобы избежать возможных проблем.

“Здесь требуется осторожный и бережный подход, в том смысле, что мы пока не знаем, как это все сработает в обычной повседневной практике, объясняет местный нотариус, – Ведь это полный отход от того, к чему мы привыкли, при решении вопросов о наследстве, даже на уровне международных процедур наследования. Мы по-прежнему не уверены, что это сработает, но чтобы узнать вкус пирога его надо попробовать”

Чтобы лучше узнать, как применяется новый закон, мы приехали во французский город Форбах, на границе с Германией. Адвокатам и нотариусам здесь часто приходится заниматься делами по обе стороны границы и они говорят, что реформа может обернуться серьезными последствиями для владельцев недвижимости и активов в обеих странах.

После отмены пограничного контроля все большее число людей здесь живут и работают по обе стороны границы и, естественно, у них появляется собственность и интересы в обеих странах.

Еще одна особенность нового закона – введение того, что известно под названием “Европейский сертификат на наследство.”

Чиновники утверждают, что это позволит гражданам вступать в права наследования или управлять наследством без каких либо дополнительных формальностей на территории ЕС.

В Форбахе мы встретились с одним из крупнейших европейских специалистов в области международного наследования и горячим сторонником реформы. Эдмонд Жакоби консультировал разработчиков нового закона.

Он говорит, что 30% клиентов его нотариальной конторы сталкивались с трансграничными делами, и он наблюдал, с какими трудностями им приходилось бороться:

“Один немец, живущий во Франции, не мог сказать: “Меня больше устраивает немецкое законодательство. Я хочу, чтобы мое наследство подчинялось немецкому законодательству”. Это было невозможно с юридической точки зрения. Поэтому возникли проблемы, понадобилось повторять юридические шаги, которые уже были сделаны, например, у немецкого нотариуса и у французского нотариуса, в отношении имущества на французской территории”.

Чтобы избежать разочарования, эксперты советуют платить налоги по законам своих государств, пока налогообложение наследства не попало под эту реформу. И главный совет: чтобы избежать неприятных сюрпризов с наследством, подготовьтесь заранее, проконсультировавшись с хорошими юристами.