Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Мафия и государство: вещи совместные?


Insight

Мафия и государство: вещи совместные?

Италия не может окончательно избавиться от мафиозной заразы. Через двадцать лет после убийства судьи Джованни Фальконе, который заплатил жизнью за объявленную им войну мафии, остается без ответа вопрос: существовал ли мирный договор между итальянским правительством и мафией?

Став в 1979 году одним из судей, боровшихся с мафией, Джованни Фальконе употребил все свои силы, чтобы избавить страну от этого бедствия, подсечь его корни и покончить с безнаказанностью мафиози, которым покровительствовали государственные институты, даже армия.

Супер-процесс над мафией начался в 1986 году. В результате за решетку отправились 360 мафиози, и было официально признано существование в Италии “преступного сообщества мафиозного типа”.

Джованни Фальконе стал героем борьбы с мафией. 23 мая 1992 года Коза Ностра ему отомстила. Несмотря на меры предосторожности сам судья, его жена и трое телохранителей погибли от мощного взрыва, на автодороге.

Друг Фальконе судья Паоло Борселино продолжил начатое им дело. Мафия сочла, что политики в Риме предали ее, и объявили войну государству. Паоло Борселино был убит 20 июля 1992 года в Палермо.

По стране прокатилась волна терактов. В 1993 году 12 человек погибают от взрывов бомб в Риме, Милане, Флоренции. Целью мафии было поставить государство на колени и заставить отменить специальные строгие условия содержания для заключенных мафиози.

До своего ареста в 1993 году крестный отец Коза Ностры Тото Риина пытался террористическими методами добиться отмены законов, позволивших провести супер-процесс над мафией, и смягчить условия заключения мафиози.

Во главе Коза Ностра Тото Риину сменил Бернардо Провенцано. В период с 1993 года и вплоть до ареста в 2006 году он пытался проводить политику компромиссов, чтобы государство оставило мафию в покое. С осени 1993 года теракты были прекращены.

Связи между мафией и высшими итальянскими политическими кругами подтвердил Массимо Чианчимино, сын бывшего мэра Палермо. В 2010 году он заявил в суде, что его отец Вито Чианчимино, будучи другом Провенцано, в 1992-1993 годах выступал посредником между мафией и находившимися во власти политиками.

У нас на связи из Рима – заместитель главного прокурора региона Палермо Антонио Ингроя.

Антонио Ингроя: – Добрый день.

EuroNews: – Результат четырехлетнего расследования связей мафиозных структур с государственными просто не имеет аналога в прошлом. Те, кому предъявляются достаточно серьезные обвинения, – известные и наделенные властными полномочиями люди… Прокуратура надеется подписать с ними некий пакт о соучастии. Ваша непосредственная роль в этом процессе закончилась обвинениями в предательстве. Что Вы можете на это сказать?

Антонио Ингроя: – Меня в чем только не обвиняли, не только в этом. Самое важное – иметь чистую совесть и не волноваться. И суд Палермо не исключение – ему тоже нужно иметь чистые руки.

EuroNews: – Вспомним трагический период между 1992 и 1994 годами. Более 20 человек стали жертвами 7 нападений, были убиты судьи Фальконе и Борселлино, которые вели процессы над мафией. И именно это время можно охарактеризовать как период больших политических перемен – Италия перешла от Первой ко Второй республике. Есть ли связь между этими событиями? Вы говорили, что Италия – страна, которая боится суровой правды.

Антонио Ингроя:

- Эти убийства оказали влияние на начало Второй Республики и последующие годы, что остается и главной темой нынешнего процесса. В то время были представители закона, которые вступали в переговоры с преступными организациями, с мафией, к примеру, пытаясь найти с ней возможность сосуществовать.

EuroNews: – И сегодня тоже ведутся такие переговоры?

Антонио Ингроя: – Я не удивлюсь, если некоторые “мафиози” пытаются заключить новые соглашения с кем-либо из политиков, пусть не из первой шеренги, но с теми, с кем можно будет иметь дело и при наступлении Третьей Республики – после предстоящих выборов.

EuroNews: – И 20 лет спустя нам так и не известна вся правда об убийстве судьи Паоло Борселлино. Вы поклялись на его могиле, что раскроете всю правду любой ценой. А сейчас, когда начался судебный процесс и мы подошли к раскрытию истины, вы покидаете страну. Почему вы решили принять предложение работать в Гватемале?

Антонио Ингроя: – С одной стороны, я бы хотел вывести методы расследования Фальконе и Борселлино на международный уровень и расширить деятельность палермской группы по борьбе с мафией. С другой стороны, начиная период международной работы, я выбрал этот момент, так как расследование закончено.

EuroNews: – Вы уверены, что сделали все, что могли в этом случае?

Антонио Ингроя: – Будучи свободным от должности прокурора, я смогу принимать участие даже вдали от родины, даже из Гватемалы, в тех дебатах, которые до сих пор не стихают в Италии, в поисках правды о тех временах. И я заставлю всех улышать мой голос, может, даже более громкий, нежели раньше.

EuroNews: – Спасибо, господин Ингроя.

Последние дебаты: Обама отпускает шпильки, у Ромни плохо с географией

Insight

Последние дебаты: Обама отпускает шпильки, у Ромни плохо с географией