Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Последние дебаты: Обама отпускает шпильки, у Ромни плохо с географией


Insight

Последние дебаты: Обама отпускает шпильки, у Ромни плохо с географией

Заключительный раунд дебатов предоставил претендентам на Белый дом одну из последних возможностей привлечь на свою сторону колеблющихся избирателей. Заявленная тема – внешняя политика США -позволила Обаме перейти в наступление и вставить несколько шпилек сопернику.

Так президент отметил: “Я думаю, что губернатор Ромни уделил недостаточно времени изучению нашей военной практики. Вы упомянули, к примеру, что в наших ВМС меньше кораблей, чем мы построили в 1917 году. Что же, губернатор, у нас также меньше лошадей и штыков, потому что характер наших вооруженных сил изменился. Мы называем эти штуки авианосцами, потому что на них садятся самолеты. И у нас есть корабли , плавающие под водой – атомные подлодки”.

Ромни контратаковал, упрекнув Обаму в том, что тот оказался неспособен помешать действиям Аль-Каиды в странах Магриба, в Мали, а также в Сирии. При этом кандидат от республиканцев, продемонстрировал слабые познания в географии:

“Сирия предоставляет нам новые возможности, потому что Сирия играет важную роль на Ближнем Востоке, в частности, сейчас. Сирия – единственный союзник Ирана в арабском мире. Это его выход к морю, это путь, по которому он вооружает Хезболлах в Ливане, который, конечно, угрожает нашему союзнику Израилю. И если Сирия избавится от Асада, это будет очень полезно для нас”.

Международная политика не слишком занимает американских избирателей, и Ромни часто скатывался в сферу экономики, где он чувствует себя увереннее. Так он обещал более жесткую политику в отношении Китая:

“Я наблюдаю год за годом, как наши предприятия закрываются и люди теряют работу, потому что Китай не играет по правилам, искусственно занижая курс своей валюты и стоимость своих товаров. Это приводит к тому, что наши товары становятся неконкурентоспособными, и мы теряем рабочие места. Это нужно прекратить”.

Обама по мере сил защищался:

“Я создал рабочую группу, чтобы бороться с нарушениями правил международной торговли. Поэтому мы подали больше всех исков против нарушения Китаем этих правил, больше чем предыдущая администрация за два срока своего правления. И мы выиграли почти по всем искам, и эти решения были оглашены”.

За две недели до выборов кандидаты в президенты имеют почти равную поддержку избирателей.

Эдриан Ланкашир, “Евроньюс”: Мы рады приветствовать Кристиан Аманпур, телеведущую и журналиста канала АВС.

Не вполне ясно повлияет ли финальный тур президентских дебатов на мнение многих избирателей, но увидели ли мы реальные отличия во внешнеполитических приоритетах двух кандидатов?

Кристиан Аманпур, АВС: На самом деле нет. Здесь, в США, все заголовки газет посвящены тому, кто выиграл, и все радостно объявили победителем Барака Обаму и в целом, и в деталях.

Почти не анализируется что же сказал президент, вновь претендующий на этот пост, и его соперник Митт Ромни, каково их видение будущего.
Если взять такие важные вопросы, которые были заданы: об Иране, о положении Америки в мире, о том, чем стала арабская весна, символом надежды или разочарованием, о пессимистических моментах, по большинству этих вопросов, включая Израиль, оба отвечали примерно в одном ключе.

“Евроньюс”: Ромни допускал оплошности во время зарубежных поездок. Удалось ли ему сохранить лицо прошлой ночью?

Кристиан Аманпур: Вы помните, этим летом он совершил свой первый заграничный вояж. И люди конечно оценили огромную разницу между его поездкой и действительно невероятным зарубежным турне Обамы в июле 2008 года.
Конечно, губернатор Ромни ездил в Англию, затем отправился в Израиль и действительно взял жесткий тон на пресс-конференциях и в своих публичных выступлениях в отношении Израиля и того, как он поведет себя с Ираном.
Во время тех дебатов, которые вы видели, он отошел от жесткой линии, от крайнего неоконсерватизма во внешней политике и быстро перешел на центристские позиции. Он заявил, что согласен с санкциями против Ирана, но он сделает их более жесткими.

Когда они обратились к к Афганистану и Пакистану, разница в мнениях двух кандидатов была почти незаметна. Так Обама настаивал на том что крайний срок вывода войск – 2014 год -неизменен, и Ромни был согласен.
Вопрос в том какие нюансы внесет Ромни.

“Евроньюс”: Избирателей больше интересует, что происходит у них дома, а не заграницей. Так кто из кандидатов для них привлекательней?

Кристиан Аманпур: Вы могли видеть, что прошлой ночью в ходе дебатов речь часто заходила о внутриамериканских проблемах, в частности, когда их спросили о положении Америки в мире, они полностью окунулись в американскую экономику, образование, подготовку кадров для будущего.
Но разница опять таки была крайне незначительной. И думаю в отношении американской международной политики можно сказать, что неважно, что говориться на праймериз, или в ходе кампании уже накануне выборов, все равно американская внешняя политика следует определенной линии, которая была выработана на протяжении десятилетий.

Была возможность увидеть разницу мнений в позиции по Сирии. Ромни в предыдущих выступлениях о внешней политике говорил, что займет гораздо более жесткую позицию в отношении Сирии, но он этого не сделал.

“Евроньюс”: Совсем немного говорилось о палестинцах, но этот вопрос в значительной степени определяет отношение арабского мира к США. Не было ли ошибкой проигнорировать палестинскую проблему?

Кристиан Аманпур: Действительно, этот вопрос не поднимался, и я согласна с вами, что это огромная ошибка.
Потому что очевидно, что ни один из кандидатов не заинтересован говорить об израильско-палестинском конфликте. Митт Ромни заявил, что если вспомнить два последних года, то, как известно, не происходило никаких мирных переговоров между израильтянами и палестинцами.
И, конечно, единственная надежда разрешить эту проблему связана с давлением со стороны Америки.
Не существует другого способа справиться с этим. И израильтяне и палестинцы понимают, без жесткого вмешательства США ничего не сдвинется с места.
И каждый из кандидатов, по-видимому, про себя думал: “О, нет, нет, мы не хотим об этом говорить, говорить об этом невыгодно”.