Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Германия сорвала сделку по слиянию EADS и BAE


Insight

Германия сорвала сделку по слиянию EADS и BAE

Сделка по слиянию Европейской аэрокосмической и оборонной компании (EADS) и Британской аэрокосмической оборонной корпорации (BAE), которая оценивалась в 34 млрд. евро, сорвалась.

Причиной стало отсутствие согласия между правительствами Франции, Германии и Великобритании. Руководство BAE в письме к акционерам заявило, что не ожидало такого мощного сопротивления со стороны Берлина и, в частности, канцлера Ангелы Меркель.

Глава концерна EADS Том Эндерс, посетовал: “Очень жаль, что нам так и не удалось это сделать, но я рад, что мы попробовали”. Многие эксперты считают прекращение работы по слиянию двух компаний “близоруким” решением.

В EADS пакеты акций – по 22,5% – имеют инвесторы из Германии и Франции. У испанцев всего 5.5%. Ведущий инвестор BAE – филиал американской Inveso, но “золотая” акция – у британского правительства

“Если бы это слияние произошло, – заявил министр обороны Великобритании Филип Хаммонд, – то компания работала бы как чисто коммерческая, свободная от контроля и влияния какого-либо правительства. Вот по этому-то вопросу и не удалось договориться”.

Камнем преткновения стал вопрос о политическом влиянии. По мнению многих экспертов, именно здесь политики и не сумели найти общий язык.

От провала переговоров, тем не менее, пока выиграл EADS. Его акции на рынке выросли, в отличие от ценных бумаг BAE.

О ситуации вокруг двух компаний журналист нашего телеканала Антуан Жуйяр побеседовал с экономическим аналитиком Домиником Декитом.

Евроньюс:
“Здравствуйте, Доминик Декит! Вы возглавляете парижский банк KBL Richelieu. Давайте постараемся вместе пролить свет на причины срыва переговоров между EADS и BAE Systems. В окружении этих двух групп считают, что Германия была главной причиной неудачи, но думаю, что это еще не все. Каковы реальные причины?

Декит:
Самом деле, сложилось такое впечатление, что Германия осталась в стороне от переговоров, где все решения принимали Франция и Великобритания, и поэтому она почувствовала себя несколько обделенной. Это первый момент. Второй момент заключается в том, что деятельность EADS Defence сосредоточена в основном в Германии, близ Мюнхена. А реструктуризация через BAE, которую предполагало слияние, повлияла бы на рабочие места немцев. Очевидно, социальные риски казались слишком высокими для правительства и оно решило заблокировать сделку.

Евроньюс:
Почему рынкам это слияние было не по душе? С самого начала переговоров они его не приветствовали. И что привело эти две группы заняться столь непростой задачей?

Декит:
Сегодня EADS специализируется на гражданской авиации. Это сектор, который, несмотря на его цикличность, активно развивается. Соотношение гражданской авиации и военной: 80% против 20%. Для BAE – все наоборот. Руководство EADS стремилось создать сбалансированную группу -гражданскую и военную. Поэтому даже если перспективы гражданской авиации очень хорошие, а доходы стабильные, рынки восприняли сделку – как потенциальную угрозу доходам EADS. Они испугались, что проблемы BAE сведут на нет прибыли EADS, которые будет
“съедаться” BAE, которому приходится иметь дело с сокращенем расходов США на оборону, а также расходов, связанных с выводом американских войск из Афганистана и Ирака.

Евроньюс:
После завершения переговоров, после их провало дверь американского оборонного рынка для EADS закрыта?

Декит:
В своем коммюнике после провала переговоров, EADS оставил открытыми другие двери – потенциального сотрудничества с BAE. Речь идет уже не о сотрудничестве на базе единого капитала, а о коммерческих сделках между компаниями. Поэтому дверь на американский рынок, быть может, и не закрыта. Однако EADS точно будет сложнее: ее оборонное подразделение значительно проигрывает британской BAE, которая является лидером этой отрасли в Европе.

Евроньюс:
Таким образом можно заключить, что провал переговоров о слиянии показал, что военная интеграция в Европе – дело далекого будущего. Господин Доминик Декит, благодарю Вас за то, что Вы прояснили нам этот важный экономический вопрос.