Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Европейская беднота крупным планом


Мир

Европейская беднота крупным планом

44-летняя Мария де Фатима живет в Порто со своей 13-летней дочерью. Оставшись несколько лет назад без работы и после развода, она пополнила ряды бедняков. Бывший секретарь сегодня живет на пособие по безработице. 280 евро в месяц едва хватает, чтобы платить по счетам.

“На еду денег не остается, – говорит Мария.- Если бы не помощь моего отца нам с дочкой не оставалось бы ничего другого кроме как пить воду, потому что за нее я плачу и воду еще не отключили.

Что придает мне силы, заставляет просыпаться утром – моя дочь, которая спит неподалеку.

Я надеюсь на лучшее будущее для дочки. Для себя я уже ничего не жду”.

История Марии лишь одна из многих в Европе, переживающей кризис. Необходимость сокращать бюджетный дефицит заставляет забыть о борьбе с бедностью. Европейская стратегия до 2020 года ставила целью уменьшить число бедных на 20 миллионов. Но пока их становится только больше.

Специалисты предполагают, что в этом году за чертой бедности могут оказаться 120 миллионов граждан Евросоюза. Последние официальные данные относятся к 2010 году. Тогда число людей оказавшихся в бедственном положении приближалось к 116 миллионам, это почти четверть всего населения стран ЕС. За чертой бедности живут больше четверти детей и почти пятая часть стариков.

В отличие от числа бедняков суммы пожертвований благотворительным организациям из-за кризиса становятся все меньше . Европейская комиссия предложила в будущем бюджете ЕС значительно увеличить статью расходов на борьбу с бедностью.

Серджио Айреш, глава Европейской сети ассоциаций борющихся с бедностью приветствовал это предложение. В интервью Евроньюс он заявил что ситуация стала критической.

Евроньюс:
В последние два года, слова “бедность” и “социальная изоляция” исчезли из большинства политических речей. Как это понимать?

Айрес:
Они исчезли из речей, но, что, возможно, еще хуже, исчезли и из политики. Я бы сказал, что с 2005 года слова “бедность” и “социальная изоляция” начали растворяться, становиться незаметными, по крайней мере они потеряли свою важность, больше не являются приоритетами. А ведь слово “бедность”
обязательо должно фигурировать рядом с такими терминами, как “экономическое развитие”, “рост экономики” и “рабочие места”.

Евроньюс:
Отсутствие статистики – это тоже признак европейской политики?

Айрес:
Я могу сказать, что это признак отсутствия заботы и готовности противосстоять проблеме бедности. Это старая история. Это история отрицания того, что в Европе есть бедность. Никто не хочет ее иметь на своем заднем дворе.

Все отказываются признать наличие нищеты, даже небольшие коммуны, но они меняют свое утверждение когда хотят получить средства из европейских фондов. В этом случае они говорят: “Да, у нас есть бедность, мы нуждаемся в помощи”. В противном случае они сразу отвечают отрицательно. Потому что, политически непросто признать свою неудачу, потому, что бедность – это провал организации общества и путей решения его проблем.

Нищета – это нарушение прав человека.
Нельзя быстро бороться с бедностью и сразу получить результат. А политикам нужен
немедленный результат, поэтому мало кто из них инвестирует или проявляет желание инвестировать, поскольку результаты признания их усилий появятся не скоро.

Евроньюс:
Можно ли сказать, что европейская социальная модель канула в небытие?

Айрес:
Если европейская социальная модель еще и не исчезла, то над ней нависла угроза этого, по крайней мере на фундаментальном уровне. И это очень серьезно. Европейская социальная модель представляет из себя контракт. Я плачу налоги, у меня много прав, но, естественно, много и обязанностей. Контракт этот оказался под угрозой. А поскольку он под угрозой, то риск появляется везде и граждане могут начать спрашивать: “А зачем я плачу налоги?”
В конце концов, европейская модель социальной защиты, которая у нас есть, оказывает успокаивающее влияние на то, что происходит сейчас.

Если бы у нас не было этой модели, то в условиях жесткой экономии в странах, больше всех пострадавших от кризиса, я могу гарантировать, сценарий развития событий там отличался бы от того, что мы видим сегодня, когда по крайней мере наряду с отчаянием наблюдается некоторое затишье.

Евроньюс:
Искоренение бедности – это не утопия?

Айрес:
Я не заинтересован в философской дискуссии о том, что является, а что не является утопией.
Но мне хочется, чтобы утопия превратилась в реальность. Это как раз тот случай. Я не знаю возможно ли искоренить нищету или нет. Я хотел бы верить, что это возможно, и я верю, что это так.

Я абсолютно уверен, что не смогу окружающим меня людям сказать, что решения проблемы нищеты не существует, что, если вы родились в бедности, то вы и умрете в ней, что ничего нельзя поделать. Так не должно быть. И этому имеются доказательства.

Греция догоняет Испанию: без работы практически каждый четвертый

Греция

Греция догоняет Испанию: без работы практически каждый четвертый