Срочная новость

Нахида: женщина, которая противостоит смерти

Сейчас воспроизводится:

Нахида: женщина, которая противостоит смерти

Размер текста Aa Aa

Мы находимся в Сулеймании, в иракском Курдистане. Нахида принимает нас в расположении женского батальона регулярной армии этого региона. На этой неделе мы познакомим вас с не вполне обычным командиром.

Нахида – военный, но сентиментальные чувства знакомы и ей:
“Я люблю эти горы. Я знаю, что могу положиться на них и они не подведут. В случае опасности мы всегда уходили в горы, прятались там. Они нас защищали, и мы готовы их защитить. У каждого есть своя мечта. А эти горы позволили моей мечте осуществиться.”

Эта мечта появилась у Нахиды, когда ей было 14 лет. Она доставляла донесения и оружие курдским повстанцам, боровшимся против режима Саддама Хусейна.

30 лет спустя – она – командующий женским военизированным формированием “пешмерга” в иракском Курдистане:
“Мои братья были “пешмерга”, что значит “ идущие на смерть”, мои дяди были пешмерга, все члены моей семьи были пешмерга. Режим Саддама Хусейна казнил моего дядю. Его проволокли по дороге, привязав к танку. Этот режим подвергал гонениям людей, в том числе и женщин. Поэтому я и стала пешмерга.”

В 1988 году Саддам Хусейн использовал в иракском Курдистане отравляющие вещества.

Три года спустя Нахида становится первой женщиной, которая сражается в рядах “пешмерга”, что можно перевести как “те, кто противостоит смерти”.
Нахида была членом Патриотического союза Курдистана и убедила руководителя националистической курдской партии , нынешнего президента Ирака Джаляля Талабани, создать в 1996 году первый женский отряд “пешмерга”.

Сегодня это подразделение насчитывает 500 женщин. Но предрассудки по-прежнему сильны:
“Когда я стала “пешмерга” и училась в военной академии, находились люди, которые бросали в меня камни. Они говорили: женщина не может быть солдатом, и плевали в меня. Но когда Курдистан был освобожден, в этом была и наша заслуга. Мы взяли в руки оружие, как и мужчины. Наше общество все еще остается мачистским, племенным,и это необходимо изменить. Мы против таких взглядов и мы боремся за прогресс”.

Для Нахиды умение пользоваться оружием – не единственное, чему она учит молодых бойцов.
Кроме задачи по охране территории, батальон ведет войну против устарелых взглядов и привычек.

В отряде находят защиту женщины, подвергающиеся насилию и угрозам в своих семьях. В этих местах, так называемые “преступления чести”, все еще обыденное явление. Пока не удастся прийти к примирению с родственниками, “пешмерга” прячут женщин, чтобы спасти их от возможных репрессий: “Я борюсь за то, чтобы женщины стали свободными. Потому что здесь у них нет никаких прав. У них нет ни дома, ни возможности вернуться к себе. Эта несправедливость к женщинам со стороны их мужей, отцов, сыновей, с моей точки зрениния – несправедливость совершаемая всем обществом”.

Кроме того, солдаты “пешмерга” помогают наиболее обездоленным, порой, это их ближайшие родственники.
На этот раз они навестили одиноких женщин в деревне, расположенной в нескольких километрах от их лагеря.

“Как солдаты мы обязаны защищать страну. Но защищать людей – тоже задача “пешмерга”.”

Нахида прощается с жительницами деревни и отправляется в путь. Социальная работа напоминает ей, зачем она стала солдатом. Хотя мир и спокойствие сегодня царят в иракском Курдистане, прошлое все еще ​​напоминает о себе:
“Наше беспокойство связано с тем, что мы, в Курдистане, постоянно ощущаем близость войны. Как известно, в Ираке сохраняется напряженность между суннитами и шиитами. Соседние страны вмешиваются в иракские дела. И это дает нам повод для опасений.
Быть “пешмерга” – не пустой звук. Больше всего мы боимся, что обстановка может обостриться, что начнется гражданская война. Мы готовимся к этому. Наша задача – поддерживать безопасность”.

Нахида хочет, чтобы новое поколение осознавало свои права и обязанности, и понимало, что ради будущего этого края еще многое предстоит сделать:
“Я всегда мечтала о свободной, независимой стране, которая нас защитит. Как пешмерга, я буду бороться, пока здесь не будет создано государство. Я солдат, который мечтает о мире, я предпочитаю сесть за стол переговоров и найти решение дипломатическим путем. Но если так не получится, я готова защищаться. И я готова пожертвовать жизнью ради мира. Пожертвовать собой, если это будет необходимо.”