Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

МУС "должен защищать слабых, а не сильных"


Мир

МУС "должен защищать слабых, а не сильных"

Аргентинец Луис Морено Окампо, в течение девяти лет занимавший должность главного прокурора Международного уголовного суда при ООН, на днях передал пост своему бывшему заместителю Фату Бенсуда из Гамбии. Морено Окампо завоевал репутацию непреклонного борца, расследуя военные преступления, совершенные главарями военной хунты в Аргентине в 80-х годах прошлого века. В последний день работы Луис Морено Окампо ответил на вопросы Euronews.

евроньюс: – В течение почти десяти лет вы занимали пост главного прокурора Международного уголовного суда в Гааге. Вы уходите , потому что посчитали свою миссию выполненной?

Луис Морено Окампо: – Думаю, да. Мы выполняем ту же работу, что в свое время суд в военными преступниками в Нюрнберге, только наша деятельность устремлена в будущее. Мы заставили всю эту систему работать. Мы завершили первой этап ее развития

евроньюс: – Время от времени вы вспоминаете, что, когда Вас назначили на эту должность, в штаб-квартире работало всего три человека. Как ваше бюро изменилось за эти годы?

Луис Морено Окампо: – Когдя я пришел туда, 18 судей уже ждали моих запросов. В бюро работали три человека, шесть этажей нашего здания пустовали, необходимо было все обустроить и организовать. Фату Бенсуда , новый прокурор, возглавит штаб-квартиру, где трудятся уже 300 человек: их рабочий процесс четко организован. Один судебный процесс завершился, еще два вот-вот на подходе, другие еще идут. Так что грех жаловаться.

евроньюс: – Вы хорошо знакомы с вашей преемницей, вы много лет работали бок о бок. Но она женщина, африканка. С чем ей придется столкнуться?

Луис Морено Окампо: – Фату наследует не только хорошо обустроенный офис, она наследует мир, в котором верховенство закона стало гораздо ощутимее, этому факту становится труднее сопротивляться. То, что она женщина – это большой плюс , потому что этот новый мир открывает для женщин новые перспективы. Сегодня многие женщины идут во власть, я думаю, если все они будут успешно сотрудничать друг с другом, нас ждет исключительно интересная альтернатива.

евроньюс: – Международный уголовный суд был создан в сложных условиях, когда США, Россия и Китай не подписали Римский пакт, который определяет основные задачи этой организации.. Что же получается, эти страны не должны признавать решения международного трибунала? Где предел его легитимности?

Луис Морено Окампо: – Нет, все наоборот: то, что могущественные страны не являются частью Международного уголовного суда, лишний раз доказывает его легитимность. Суд должен защищать слабых, а не сильных. Мощные государства побоялись участвовать в нем именно потому, что суд работает хорошо. Это вопрос времени. Когда я начал работать там, все было против нас.

Через два года Совет Безопасности ООН согласился на то, чтобы дела о геноциде в Дарфуре рассматривались в этом суде. В прошлом году они единогласно проголосовали за привлечение суда к расследованию ситуации в Ливии. Таким образом, все меняется. Нас признали. Отсутствие нескольких стран в суде доказывает, что он работает, а они боятся.

евроньюс: – Чаще всего суд критикуют за его “географические предпочтения”: почти все инициированные судом дела касаются Африки.

Луис Морено Окампо: – Когда президент аль-Башир был обвинен в геноциде, он пытался оправдаться, обвиняя нас в слишком пристальном внимании к Африке. Поразительно, что есть люди, которые восприняли это всерьез. Меня журналисты спрашивают не о Дарфуре, а о зацикленности на Африке. Проблема в том, что президента аль-Башира обвинили в геноциде в Дарфуре. Вместо того, чтобы обсуждать эту проблему, мы должны отвлекаться на объяснения по поводу Африки. Я никогда не говорю об Африке в целом, речь идет лишь о геноциде в Дарфуре

евроньюс: – Дело аль-Башира – яркий пример того, с чем пришлось столкнуться Суду: суданский президент не только не был арестован, но и смог свободно передвигаться по разным странам.

Луис Морено Окампо: – Это было проблемой этих стран и Совета Безопасности. Сегодня Башир вынужден скрываться. Малави, например, отказал ему во въезде. Многие другие также отказали. Он находится там, где уверен, его не арестуют. Он очень хорошо знает, куда ехать. В то же время, Трибунал по военным преступлениям в бывшей Югославии привлек к суду 161 человека. Как вы думаете, сколько их было арестовано? 50%? 20%?

евроньюс: – Сколько?

Луис Морено Окампо: – Все. Никто не спасся. На это ушло восемнадцать лет. Последний, Ратко Младич, был арестован несколько месяцев назад. В конце концов, он попался. Так что и Башира ждет та же участь. А пока мы его ловим, где-то насилуют женщин, голодают и умирают дети. Это цена, которую приходится платить.

евроньюс: – МУС не располагает ни собственной полицией, ни возможностью вести расследования или проводить аресты в странах, которые не сотрудничают с ними. Не подвергаете ли вы опасности ваших сотрудников? Четверо из них были арестованы в Ливии. Что там произошло? Угрожает ли им опасность?

Луис Морено Окампо: – Безопасность мы ставим во главу угла. И я горжусь тем, что в нашем департаменте, который провел более 600 операций по всему миру, не было ни одного раненого сотрудника. Сегодняшняя проблема в том, что эти люди из гражданской обороны были задержаны в Ливии. И это доказательство существования рисков, которым люди, работающие на МУС, подвергаются ежедневно.

евроньюс: – Насколько я могу судить, Ливия стала важной отправной точкой, поскольку в отношении нее было принято единогласное решение Совета Безопасности ООН. В этой связи, какова была ваша реакция на суд Линча устроенный над Каддафи?

Луис Морено Окампо: – Весь мир отреагировал на ситуацию в Ливии и высказался за ее справедливое решение, и это – свидетельство всеобщей эволюции. Суд смог за несколько месяцев провести расследование об ответственности Муаммара Каддафи и его сына Саифа аль Занусси. Тот факт, что Каддафи был казнен без суда, – это позор. Тем не менее, два других человека были арестованы и находятся под нашим контролем. Теперь осталось решить, кто их будет судить. Правосудие свершится. Нам осталось решить, кто этим займется.

евроньюс: – Я могу представить ваше разочарование от того, что такие случаи повторяются вновь и вновь в арабских странах. Сейчас, например, в Сирии. На этот раз Совет безопасности не поручал вам начать расследование?

Луис Морено Окампо: – У меня нет никакого чувства разочарования. Из всего нужно извлекать уроки. Быть прокурором – большая честь. Только жертвы могут испытывать разочарование. Сегодня я радуюсь, когда мир обсуждает, прочему Международный уголовный суд не вмешивается в конфликт в Сирии. Девять лет тому назад никому и в голову не могло прийти, что Суд может вообще вмешиваться в такого рода конфликты. И с этой точки зрения мы можем видеть огромные перемены. Мир изменился. Сегодня существуют международные институты, способные дать ответ на различные чаяния людей. Наши действия в отношении Сирии зависят от Совета Безопасности.

евроньюс: – Последние месяцы были очень важны для вас. В декабре, впервые перед судом предстал глава государства, президент Кот-д-Ивуара Лоран Гбагбо. Затем в марте, Суд впервые вынес приговор в отношении лидера конголезских повстанцев Томаса Лубанга….

Луис Морено Окампо: – Это результаты нашей деятельности на протяжение 9 лет. Дело в том, что мы не можем позволить себе провал. Мы не можем потерпеть неудачу ни в деле Томаса Лубанга , ни в деле Гбагбо. Вначале они утверждали, что просто боролись с ополченцами. Сегодня трое глав государств – на скамье подсудимых. Они говорят: “Вы занимаетесь только Африкой”. И мы будем продолжать наше дело.

евроньюс: – Один из тех, кого вы хотели бы привлечь к работе суда в качестве консультанта – Бальтасар Гарсон, самый известный испанский прокурор. Сейчас он отстранен от дел в Испании. Каково ваше мнение о тех обвинениях, которые привели к его отставке?

Луис Морено Окампо: – Я просил Гарсона приехать и помочь нам, поскольку всю свою жизнь он вел расследования в отношении очень влиятельных людей, и теперь расплачивается за это. Так что я могу сказать, если ведете следствие или судите влиятельных людей, вы подвергаете себя риску. По этой причине наш суд часто критикуют.

евроньюс: – Вы сказали, что судей часто критикуют…

Луис Морено Окампо: – Это действительно так. Взять хотя бы футбольный матч Барселоны с мадридским Реалом. Во всем всегда обвиняют арбитра. И что интересно, честная игра зависит не только от арбитра. Поэтому Международного уголовного суда недостаточно, чтобы избежать насилия. Игроки должны соблюдать правила.

евроньюс: – Как аргентинец, вы, конечно, любите футбол?

Луис Морено Окампо: – Конечно.

евроньюс: – ФИФА предложила вам заняться искоренением коррупции в футболе. Вы согласитесь на эту работу? Было бы любопытно увидеть вас в новом качестве.

Луис Морено Окампо: – В ФИФА есть комитет по реформе, который и предложил федерации создать комиссию по этике, наделив ее правом вести расследования. Они и рекомендовали меня. Так что это их выбор. ФИФА может выбрать и кого – то другого. Пока нет уверенности. Поживем увидим.

евроньюс: – А если ФИФА согласится?

Луис Морено Окампо: – Если ФИФА предложит мне этот пост, мы обсудим ее предложение. Когда я работал юристом в Аргентине, я занимался реформой, связанной с коррупцией в организациях. Это часть моей прошлой работы. И это причина, по которой, я думаю, комитет по реформе ФИФА вспомнил мое имя. В ближайшее время я буду в отпуске. А в сентябре я думаю открыть адвокатскую контору в Нью-Йорке. Ну, а если ФИФА ко мне обратится, посмотрим.

"Красный крест": «безопасность начинает доминировать над свободой»

Мир

"Красный крест": «безопасность начинает доминировать над свободой»