Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Дижла и Рашида: вдовы войны


Мир

Дижла и Рашида: вдовы войны

Мы в Наджафе – священном городе мусульман – шиитов. В результате войны тысячи мужчин были убиты, а женщины остались вдовами. Жизнь на развалинах войны – в очередном выпуске программы “ Женщины и война”.

Рядом с городским кладбищем – место захоронения тех, кто погиб во время восстания радикальных шиитов против американских военных в 2004 году.

Муж Дижлы работал таксистом и был убит в перестрелке.
Для того, чтобы выжить и вырастить четверых детей, Дижле – что значит “тигрица” – приходится постоянно бороться с предрассудками.
С помощью ассоциации Аль-Амаль, она открыла небольшой салон красоты у себя дома. Это было не просто.

Обычно дома хиджаб она не носит. Но перед камерой не стала показывает свое лицо и лица детей, чтобы не скомпрометировать себя и близких: “Даже простое упоминание о салоне вызывает осуждение. Чтобы купить необходимые косметические средства для салона, нужно отправиться на оптовый рынок. А там работают одни мужчины,и для женщин места нет. Моим клиенткам нужна косметика, которая продается коммерсантами-мужчинами, а наше общество против подобных контактов.”

Да и семья мужа смотрит косо на ее занятие.

“Я хотела, чтобы мои дочери научились этому ремеслу, но родственники против. Они требуют, чтобы я прекратила работать, и обещают позаботиться о нас. Но я отказалась.”

Дижла не может себе позволить рекламу салона, но сарафанное радио работает хорошо, и бизнес процветает. Она мечтает не останавливаться на достигнутом и развиваться дальше:
“Я стараюсь идти вперед , несмотря на риск. Риск меня не останавливает, а только придает уверенности и решимости.
Когда мужчины умирают, они покоятся с миром. А на плечи женщин сваливается весь груз ответственности. Мужья оставляют их одних с детьми, и им приходится своими силами растить детей и содержать семью. И я не одна такая.”

Сегодня в Ираке после 40 лет войн и религиозных конфликтов – более миллиона вдов. Большинство из них еле сводят концы с концами. Немногие получает скудную пенсию от государства.

Рашида потеряла мужа 4 года назад, во время столкновений между соседними племенами. Она и двое ее сыновей живут вместе с родственниками мужа, которые ей помогают. Целый день она лепит глиняные печи, а потом продает их по 5 евро за штуку. Для Рашиды – это единственная возможность заработать: “Я не такая как все. У меня нет ни зарплаты, ни пенсии. Конечно, я должна чувствовать себя человеком в своей стране, но у меня нет никаких прав. “

Рашида не может рассчитывать на поддержку государства. Ее воспитали и женили по племенным законам.
Сегодня у нее нет ни паспорта, ни документов, подтверждающих ее вдовство. Ее свидетельство о замужестве было потеряно, когда в 2005 году ее семья была вынуждена бежать из родных мест, спасаясь от религиозного конфликта.

Она потеряла надежду когда-либо отправить сыновей в школу:
“ Мальчишек не взяли в школу, потому что у них нет свидетельства о рождении. Я не теряю надежду, что все устроится, дети пойдут в школу и будут учиться, как все. Это лучше, чем прозябать здесь. Я мечтаю, чтобы они занялись торговлей, стали коммерсантами. Но без школы они не научатся читать и писать, ничего не узнают о жизни. Я желаю им всего самого лучшего, но я сомневаюсь, что эти мечты возможно реализовать.”

Она хранит верность памяти отца своих детей и отказывается снова выходить замуж.

Во всех своих несчастьях она винит войну, которая разрушила ее жизнь:
“Война отвратительна. Из-за войны мы были вынуждены бросить свои дома. Из-за войны мы все потеряли. У нас куча проблем, и конца и края им не видно.
Правительство ничего не делает, чтобы помочь нам, дать возможность построить дома. Чиновники только гонят нас, говорят, что мы не имеем права здесь селиться. Из-за чего эти проблемы? Из-за войны.”

Чтобы заработать немного денег, Рашида иногда трудится на одном из близлежащих кирпичных заводов.

Она не хочет быть обузой для своих братьев.
Все, чего она хочет – это работать и жить в мире:
“Самое главное – чтобы была стабильность.
Я хочу покоя, и не хочу до самой смерти оставаться пустым местом. Я хочу жить в собственном доме, покупать одежду, куда-то выходить, а не только проводить свою жизнь, меся глину на кирпичном заводе.”

Вполне земные, обычные мечты. Желание вырастить детей придает ей силы бороться и идти вперед:
“ Я сильная, потому что мало о чем задумываюсь. Я всегда жила в неведении, темноте. Я страдала. Все дороги были закрыты для меня, и у меня не было возможности измениться. В моей жизни никогда не было ничего хорошего, я знала только голод и нищету и я должна была бороться за каждый свой шаг.”
Мужчины воюют, а женщины несут ответственность за последствия. Женщины остаются в тылу и страдают от безысходности. “

В последней части мы расскажем о женщине, которая взяла в руки оружие и вышла на тропу войны. Солдат – Нахида – героиня следующей иракской истории.

Выбор редакции

Следующая статья
Ирак. Хана: "пепел Клааса стучит в мое сердце"

Мир

Ирак. Хана: "пепел Клааса стучит в мое сердце"