Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Её двенадцать премьеров


Мир

Её двенадцать премьеров

Двенадцать премьер-министров, шесть римских пап, 216 заграничных визитов — из них 78 государственных — в 116 стран.
Лишь малая часть того, что пережила королева Великобритании Елизавета II. Пока что — это второе по продолжительности правление в британской истории. До рекорда — 63-х с половиной лет королевы Виктории — осталось совсем немного.

За долгие годы популярность королевы не спадает. Миллионы британцев, несмотря на британскую погоду, участвуют в церемониях бриллиантового юбилея. Одним из центральных событий стал грандиозный речной парад на Темзе.

О смерти своего отца, Георга VI, Елизавета узнала 6-го февраля 1952 года. В это время она отдыхала с мужем в Кении.
В июне следующего года она официально стала королевой Великобритании и главой Содружества наций — десятков государств, которые пытались восстановиться после Второй Мировой войны.

В свои 86, королева — живой символ единства нации. «Бриллиантовые» торжества длятся несколько дней — против всего одного «бриллиантового» дня королевы Виктории.

Пессимисты не исключают, что верноподданные «гуляют напоследок», и британская монархия вряд ли переживёт Елизавету II. Или, во всяком случае, серьёзно изменится.

Сын Елизаветы, принц Чарльз, свои рекорды уже побил: он дольше всех предшественников остаётся в статусе наследника престола, и является старейшим принцем Уэльским из когда-либо живших.

Али Шейхолеслами, euronews:

За 60 лет правления Елизаветы II Великобритания видела двенадцать премьер-министров. Сегодня с нами — 12-й, Дэвид Кэмерон, с ним мы поговорим об истории и сегодняшней роли британского монарха.

Господин премьер-министр, впервые вы встретились с королевой, когда вам было 9 лет. Что вы чувствовали тогда, и сейчас, когда вы занимаете кресло её 12-го премьер-министра?

Дэвид Кэмерон, премьер-министр Великобритании:

Когда я увидел её впервые, мне было девять лет, и я никак не мог предположить, что когда-нибудь стану премьер-министром. Тогда я учился в школе, был маленьким мальчиком, и помню, что был очень взволнован и изумлён такой возможностью.
Но нельзя забыть и тот момент, когда я вышел из машины и поднялся по ступенькам Букингемского дворца, чтобы принять поручение королевы сформировать правительство. В моём случае, конечно, мне пришлось сказать, что это будет коалиционное правительство, и что я сделаю всё возможное, чтобы сформировать кабинет, и что я вернусь к вам, если справлюсь. К счастью, я справился.

euronews:

Каково, по вашему мнению, значение бриллиантового юбилея для Великобритании как страны, и какой путь прошла страна за время правления королевы?

Дэвид Кэмерон:

Страна прошла огромный путь. Если вспомнить, что было 60 лет назад — только закончилась война, продуктовые карточки, другие проблемы и сложности; с тех пор страна изменилась. Я думаю, что сегодня мы отмечаем две вещи. Первая — уникальный личный рекорд, 60 лет на троне, посвящённые службе своему народу, Содружеству наций, всему миру, и вряд ли можно вспомнить хоть об одном неверном шаге, сделанном за эти 60 замечательных лет.
С другой стороны, в Великобритании, мы отмечаем юбилей монархии как института. Все страны хотели бы иметь подобную комбинацию стабильности и институтов, отражающих историю, а также демократии, выбора и свободы.
Я считаю, что в Великобритании мы избрали верный путь. Этот путь не для всех, это наш путь, и я полагаю, что монархия хорошо послужила нам в этом смысле. Она вне политики, это символ национального единства, и, как вы можете заметить по торжествам, она действительно объединяет людей.

euronews:

Вы встречаетесь с королевой еженедельно. Многие — и в самой Британии, и за рубежом, — могут подумать, что это просто забавная британская традиция. Или нет?

Дэвид Кэмерон:

Нет, это важная часть конституции, поскольку королева — глава государства. Очевидно, что в нашей ситуации избранный премьер-министр и правительство принимают решения, а королева —церемониальный лидер государства.
Но я считаю очень важной задачу премьера еженедельно встречаться с монархом и обсуждать проблемы и задачи здесь и по всему миру, разъяснить свои позиции, объяснить действия правительства королеве, которая видит уже 12-го премьер-министра, которая начинала ещё с Уинстоном Черчиллем, которая всё видела, всё слышала, путешествовала по всему миру, знает практически всех глав государств и правительств, может дать очень дельный совет и задать очень уместный вопрос.

euronews:

Грядущая Олимпиада — что она значит для Лондона и для Великобритании в целом?

Дэвид Кэмерон:

Очевидно, это важный год для Британии. Это год, когда мы сможем показать себя миру. В восточном Лондоне благодаря Олимпиаде отстраиваются районы, которые находились в упадке; естественно, речь идёт о практическом преобразовании. Но что, на мой взгляд, ещё важнее — возможность открыть себя миру и сказать: глядите, вот страна, да, у нас есть собственные экономические проблемы, но у нашего порога — единый европейский рынок, мы находимся между Америкой и Японией, мы говорим по-английски — на языке бизнеса. Одни из лучших университетов мира, живая деловая среда, великая культура, искусство, наука и всё остальное. Приходите и смотрите. Это огромная возможность для Великобритании; и я также надеюсь, что она поможет молодёжи переключиться на спорт, на соревнования, чтобы оставить прочное наследие для будущего.

Бернар Анри Леви: "Рано или поздно диктаторские режимы рушатся"

Мир

Бернар Анри Леви: "Рано или поздно диктаторские режимы рушатся"