Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Мишель Барнье: "Экономика или экономия?"


Мир

Мишель Барнье: "Экономика или экономия?"

Уже более двух лет Мишель Барнье занимает пост еврокомиссара по внутренним рынкам. Все это время он пытается навести порядок в финансовой политике ЕС и завершить процесс объединения европейского рынка. Кризис обнаружил необходимость работы в обоих этих направлениях еще больше. В интервью Евроньюс Мишель Барнье подвел промежуточный итог свой работы. Комиссар ЕС, ранее занимавший различные министерские посты во Франции, рассказал нам о своих попытках найти равновесие между экономией и экономикой.

Одри Тильве, Евроньюс: “Господин Мишель Барнье, добро пожаловать на Евроньюс. В Европейской комиссии вы в числе тех, кто находится на передовой в борьбе с кризисом и его причинами. Давайте поговорим о разочаровании европейцев политикой жесткой экономии, которая становится уже своего рода догмой. В Нидерландах, например, это привело к отставке правительства. Может, стоит о целесообразности таких мер, тем более если мы стремимся к росту? “

Мишель Барнье: “Меры экономии были приняты в ряде стран, чтобы сократить дефицит бюджета и снизить задолженность. И жесткая экономия оказывается особенно жесткой именно там, где было меньше контроля за финансами на протяжении последних 20-30 лет. Там будущим поколениям раздавались обещания, не подкрепленные реальными деньгами. Они тратили больше, чем зарабатывали. Если страны, которые оказались в долгах, и речь идет не только о Греции, не постараются сбалансировать свой бюджет, они больше не смогут получать кредиты. Либо им будут занимать под бешеные проценты, либо никто им просто не даст денег в долг”.

Евроньюс: “Многие страны Европы находятся в состоянии рецессии. Там растет безработица. В Испании, например, ее уровень достиг 25%. Кроме того, некоторые страны просят дать им больше времени, чтобы вернуться к уровню дефицита, ограниченного 3%, потому что такая цель для них невыполнима. Но Бюджетный пакт не позволяет проявлять подобную гибкость”.

Мишель Барнье: “Бюджетный пакт – это соглашение, которое было принято совместно. Оно не было навязано кому-либо отсюда, из Брюсселя, местными технократами и бюрократами. Его обсуждали правительства и руководители государств “.

Евроньюс: “Особенно его принятия добивалась Германия?”

Мишель Барнье: “Пакт обсуждали 25 правительств, 25 премьер-министров или глав государств, демократически избранных. Они приняли вместе то решение, которое должны были принять. Его нужно было принять еще 10 лет назад – создать бюджетный союз сразу же вместе с валютным союзом. Если мы хотим, чтобы эти усилия, которые все называют “мерами жесткой экономии”, не пропали даром; если мы хотим, чтобы люди поддержали Бюджетный пакт, тогда нам, нам нужен экономический рост и новые рабочие места. “

Евроньюс: “Давайте тогда поговорим о росте. Действительно это срочная необходимость. Все это признают, в том числе и Германия. В этом вопросе есть консенсус. Однако есть и расхождения. К примеру, способы, которыми госпожа Меркель и господин Драги хотят возобновить рост – это структурные реформы. А это значит, большая рыночная гибкость и свобода рынка труда. Другие же хотят рассчитывают возобновить рост за счет государственных инвестиций. Вы в каком лагере?”

Мишель Барнье: “В этом вопросе нет такого уж четкого разделения. Я бы очень хотел, чтобы главы государств и правительств, которые вскоре встретятся на Совете ЕС, могли бы обсудить все эти вопросы и выработать единую стратегию. Либо ту, что предлагал Драги, либо европейскую инициативу роста, которую предложил я. Что же касается краткосрочных меры, то тут можно использовать уже доступные нам фонды. Например, облегчить доступ к резервам Европейского инвестиционного банка. Или выпускать, как предлагала Еврокомиссия, проектные облигации. Это были бы займы, гарантированные на уровне Европы, а деньги направлялись бы на развитие инфраструктуры – создание единых цифровых сетей, в энергетику, экологически чистый транспорт. Второй момент – это единый рынок. Здесь нужны структурные реформы. Мы предложили около пятидесяти новых мер и законов, которые бы вывели внутриевропейскую мобильность на новый уровень, сделали бы проще инвестиционную и инновационную деятельность”.

Евроньюс: “Вы упомянули об общем рынке. В представлении людей общий рынок – это гармония, равная конкуренция. Но внутри Европы сейчас нет конкуренции по единым для всех правилам. Существует огромный разрыв в заработной плате, что ведет к аутсорсингу. Где границы этого единого рынка?”

Мишель Барнье: “Конечно, всеобщего равенства быть не может. Но путь, который мы избрали, ведет к гармонизации, к более тесному объединению, к созданию общих норм и правил. И это не должно препятствовать конкуренции. Ведь конкуренция это неотъемлемая часть жизни, но она должна быть честной и справедливой. Именно над этим мы и работаем. Общий рынок – это лучший шанс для роста”.

Евроньюс: “Г-н Барнье, вы также ответственны за управлением финансами в ЕС. Вот уже два года, как довольно много энергии уходит и на это. Но все-таки пока скорее финансовые рынки диктуют свою волю правительствам. Есть ли выход из этой зависимости? “

Мишель Барнье: “Никакие финансовые рынки, ни один финансовый игрок, ни один финансовый продукт – я это ответственно заявляю – не сможет избежать эффективного регулирования и соответствующего надзора. Именно в этом заключается моя работа – восстановить прозрачность, единые правила, управляемость, а также восстановить мораль там, где она исчезла еще 15 – 20 лет назад, поставить финансовые рынки на службу реальной экономике. Мы не вполне поспеваем за такой насыщенной повесткой дня, в этом вы правы, но движение вперед все-таки очень серьезное. И ни один игрок, ни один продукт не обойдет эти правила”.

Евроньюс: “Несколько слов о рейтинговых агентствах. Они всемогущи, по крайней мере, три самых крупных из них. Вы пытаетесь противодействовать этому, но сталкиваетесь с сопротивлением. К примеру, Вы хотели, чтобы странам, которые получат международную помощь, не определяли рейтинг, но это предложение отклонили. Вы бы также хотели создать европейское рейтинговое агентство, но эта идея не прошла. Какие существуют возможности для регулирования деятельности рейтинговых агентств? “

Мишель Барнье: “Все игроки финансовых учреждений – а агентства здесь на передовой; все заинтересованные стороны должны быть готовы к государственному регулированию. Поэтому я предложил уменьшить зависимость от рейтингов во всех наших законах ЕС, исключить любые потенциальные конфликты интересов между теми, кто подает запрос на рейтинг, тем, кто платит, тем, кто определяет рейтинги. Здесь очень много путаницы. Я предлагал заставить всех работать при прозрачных правилах. Я не веду войну против агентств. Я лишь считаю, что их слишком мало, и что они совершали ошибки. Мы были свидетелями, какие рейтинги они выставляли американским токсичным активам; давали положительную оценку банкам, которые через несколько недель потом терпели крах”.

Евроньюс: “И напоследок о банках. Вы работаете над тем, чтобы они стали надежнее. Но станет ли это гарантий того, что их не придется спасать за счет налогоплательщиков, как это часто происходило в последние годы?

Мишель Барнье: “Именно в этом состоит цель пакета предложений, набора инструментов, который я подготовил. Этот вопрос сейчас в центре всех переговоров. Я давно считаю, что профилактика стоит меньше, чем ремонт. Чем что-то чинить, лучше заранее подготовиться к возможным неисправностям. Спланированные профилактические работы стоят меньше, чем беспорядочное банкротство, за которое потом просят платить налогоплательщиков. Я хочу, чтобы банки платили за банки, когда они оказываются в затруднительном положении, а не налогоплательщики. “

Тарик Аль-Хашими, вице-президент Ирака: "Иран сеет межрелигиозную рознь"

Мир

Тарик Аль-Хашими, вице-президент Ирака: "Иран сеет межрелигиозную рознь"