Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Александр Милинкевич: Минску нужны кнут и пряник


Eвропа

Александр Милинкевич: Минску нужны кнут и пряник

Европейский союз начал диалог с общественностью Белоруссии по вопросам модернизации. Для участия в нем в Брюсселе побывал белорусский оппозиционер, лидер правозащитного движения “За свободу” Александр Милинкевич. В интервью корреспонденту “евроньюс” Наталии Ричардсон-Викулиной он дал свою оценку политической ситуации в европейских республиках бывшего СССР.  
 
“Евроньюс”: Если сравнить ситуацию в Белоруссии и России – видите вы какую-то схожесть?
 
Александр Милинкевич: Схожесть в том, что и там в России, и у нас люди выходят на улицу потому, что они так больше не хотят. У них появляется чувство гражданской ответственности, достоинства, о котором мы говорили. В России ведь тоже вышли в богатых городах, там, где серьезные зарплаты у людей. Но они вышли, потому что не хотят, чтоб их унижали. А унижают теми же выборами, когда не считают голоса или когда преследуют. Но в России другие есть проблемы. В России если побеждает оппозиция, то это коммунисты. Вот у нас этого нет, у нас если побеждает оппозиция, то это будут проевропейские, продемократические политики. Поэтому тут некоторая разница существует. У России огромные проблемы постсоветской страны, как и на Украине, как и у нас. Постсоветское мышление – его главный тормоз, даже не конкретные люди, которые там руководят, а то мышление, которое есть. Люди плохо понимают, зачем нужна демократия. Часто ассоциируют ее с беспорядком. Это же есть в наших странах. Лучше железная рука, я знаю, что завтра будет, дайте мне кусок хлеба, необязательно, чтоб я развивался. Но это сильно меняется. У нас в стране за европейский путь развития в день выборов было 52 процента: завтра хотим в Евросоюз. Люди ж не очень понимают, что такое Евросоюз, но хотят. И вот наша главная задача – ведь не только бороться за права человека, не только бороться с диктатурой, мы хотим, чтоб было как можно больше проевропейских, продемократических, “пронезалежницких” – по-белорусски говорю, потому что русского слова такого нет – то есть, людей, выступающих за независимость своей страны. И если это будет еще в условиях диктатуры, то мы обязательно победим, как только она будет уходить. А то, что она будет уходить, это всем очевидно, диктатуры вечно не живут.
 
“Евроньюс”: Следующие президентские выборы состоятся в Белоруссии в 2014 году. Как вы думаете, могут ли простые белорусы и Европа тоже что-то сделать, чтобы выборы стали реальными?
 
Александр Милинкевич: Мы постоянно это делаем. Мы пытаемся повлиять на власть, чтобы выборы были человеческие, демократические. Но у нас очень простой принцип: давайте считать голоса вместе, нас просто нет в комиссиях. Вот в России, может, не самые совершенные выборы, но там каждый кандидат имеет право поставить в комиссию своего представителя и посчитать. Мы не имеем такой возможности. Если такая практика будет продолжаться, то я не думаю, что есть шансы на какие-то реальные выборы, это будут выборы в кавычках. И надо добиваться того, чтобы система поменялась. Власть добровольно это не сделает, то есть, она должна получить определенные сигналы о том, что необходимую для реформ финансовую поддержку она получит, если будет уступать на выборах. И власть должна понять, что оппозиция должна быть и в парламенте, и в местной власти, и от этого страна только выиграет. Правда, диктаторы очень боятся оппозиции, которая имеет право официального голоса в парламенте.
 
“Евроньюс”: Оранжевая революция возможна в Беларуси?
 
Александр Милинкевич: Оранжевая революция? Такая, как на Украине, наверное, нет. Потому что на Украине вышло огромное количество людей – кстати, тоже не потому, что были маленькие зарплаты, они вышли, чтоб защищать свое достоинство. Это был такой гражданский поступок. Почему у нас трудно ожидать, что у нас миллион выйдет? Потому что в стране – огромный страх. Ведь на Украине не было же этого страха. Была лень, была апатия, неверие, но люди вышли и показали: мы – люди, мы – граждане Украины. У нас тоже ведь протест моральный, не финансовый, не потому что белорусы обездоленные выходят на улицу. Но страх, конечно, сильно меняет ситуацию. У Лукашенко есть такое уникальное ноухау – в России его нет, и на Украине не было: лояльный – работаешь, не лояльный – не работаешь, безработный. Вот люди очень боятся потерять работу, а эта практика постоянно существует. За то, что ты участвуешь в сборе подписей за кандидата в президенты, в конституционном сборе подписей, тебя могут выкинуть с работы, из университета, тебя могут оштрафовать и так дальше. И поскольку государство – главный работодатель, даже контролирует бизнес – кому дать работу, кому нет, вот этот страх, конечно, в Белоруси очень сильный. Я не знаю, каким способом будет смена власти. Она может быть эволюционным способом, она может быть революционным – в виде цветной революции. Трудно сказать. Но то, что эта система просто обречена, это очевидно даже для многих во власти. Нужны перемены.
 
“Евроньюс”: А наоборот: на Украине возможен сейчас белорусский сценарий?
 
Александр Милинкевич:  Я знаю, что на Украине есть проблемы. Я знаю, что демократы, которые пришли к власти, начали борьбу между собой, и Украина во многом проиграла. Это очевидно совершенно. Ну вот такая демократия, что она не очень хорошо объединяется. Вот диктаторы хорошо между собой умеют объединяться, а демократы не всегда. Я все-таки думаю, что Украина, несмотря на все проблемы, насколько я понимаю, все-таки движется в позитивном направлении в том смысле, что экономика постепенно раскручивается, развивается. У меня есть много знакомых, которые говорят: при всех проблемах больших бизнес малый, средний – динамично идет вперед. А это все-таки основа экономических реформ, благосостояния в будущем и так далее, чего у нас нет, вот нам этого не хватает как раз.
 
“Евроньюс”: Европарламент призвал не проводить чемпионат мира по хоккею 2014 года в Белоруссии. Как вы думаете, эта мера подействует на Лукашенко?
 
Александр Милинкевич: Если думать о Лукашенко, то, действительно, это сильный удар по нему, потому что он любит хоккей, он популяризирует его, он строит дворцы спорта и так дальше, и все понимают, что это его большое хобби. Но есть еще миллионы любителей хоккея, для которых это тоже очень большой удар. Поэтому я понимаю резолюцию Европарламента, которые хотят освободить политзаключенных. Это большая беда наша – такое жесткое нарушение прав человека. И, конечно, важно использовать все способы для того, чтобы их освободить. Но, вообще говоря, тут палка о двух концах. С одной стороны, надо помнить и о тех людях, которые хотят смотреть хоккей. Но я не исключаю, что чемпионат действительно может не состояться, если власть будет продолжать удерживать людей только по причине того, что у них другое мнение, в тюрьмах.
 
“Евроньюс”: Господин Милинкевич, Европа вводит все новые и новые санкции против Беларуси, но мы не видим улучшения ситуации. Как вообще реагируют белорусские власти на новые санкции?
 
Александр Милинкевич: Власти реагируют болезненно. Санкции пока что не экономического характера, вернее есть точечные экономические, но в основном это визовые ограничения. Просто Европа не желает видеть у себя тех людей, которые нарушают Конституцию Беларуси, выкидывают людей за взгляды из университетов, увольняют с работы, судят и так дальше. Я считаю, что это санкции моральные, и они для нас очень важны с точки зрения моральной оценки того, что происходит. Когда-то, может быть, эти люди будут отвечать и в судах за то, что они сегодня нарушают закон, а сегодня эта оценка важна для нас. Но, действительно, санкции не освобождают людей из тюрьмы. Потому что для Лукашенко очень важно сохранить лицо внутри страны – то есть, показать власти, показать народу, что он хозяин, что он никого не боится: ни Брюсселя, ни Москвы, он будеть делать так, как желает. И, вообще говоря, надеяться, что санкции освободят людей очень сложно. Европа должна искать и другие инструменты, чтобы людей освобождать.
 
“Евроньюс”: Какие другие инструменты?
 
Александр Милинкевич: Есть дипломатические инструменты, есть экономические инструменты. Вообще говоря, ведь сегодня Европа после выборов, которые у нас прошли так трагически, когда столько людей арестовали, кандидатов бросили в тюрьму, вообще говоря, Европа лишилась инструментов. Есть инструмент резолюция, есть инструмент санкция, но нету пряника. Известно, что с диктатурами работают кнутом и пряником. Я, например, за угрозу кнута, но дозированный, за обусловленный пряник. Вот этого пряника не хватает. То есть, власть тоже должна понимать, что может дать Европа, если они делают шаги к демократии. Европа может помогать модернизации нашей страны, ведь никто другой не поможет, у нас единственный партнер – объединенная Европа для проведения реформ. Они стоят довольно дорого.