Срочная новость

Срочная новость

Эксперт: "Спецслужбы не обнаружили "слабый сигнал" о переходе экстремиста к действию"

Сейчас воспроизводится:

Эксперт: "Спецслужбы не обнаружили "слабый сигнал" о переходе экстремиста к действию"

Размер текста Aa Aa

Как такое возможно, что экстремист, за которым следили спецслужбы, смог беспрепятственно совершить столь тяжкие преступления? Этот вопрос наш корреспондент в Париже Джованни Маджи задал политологу, эксперту в вопросах терроризма, Жану-Франсуа Дагузану.

Жан-Франсуа Дагузан:

“Есть два вида проблем, которые возникают в данном случае. Первая – это физическая возможность французских спецслужб и сил безопасности следить за всеми потенциальными джихадистами. Поездка в Пакистан и в Афганистан сама по себе не является преступлением. Вторая проблема имеет юридический характер: должно иметь место нарушение закона. Объявить себя джихадистом как таковым – это не правонарушение. Человек должен перейти к действию или начать переход к действию. Мы не можем пресекать мысли людей. И очень трудно быть в состоянии обнаружить так называемый слабый сигнал, то есть возможность перехода к действию. И в этом случае, мы его не обнаружили. Нужно все-таки напомнить, что с 1995 года на территории Франции не было терактов, так что работа полицейских служб была значительной. Представители различных спецслужб говорили, что они устраняли 2-3 террористические ячейки в год. Это значит, что они работают эффективно”.

euronews:

“Существует ли по-прежнему “Аль-Каида” как структурированная организация и как она меняется?”

Жан-Франсуа Дагузан:

“Я не из тех, кто верит в настоящую структурированность “Аль-Каиды” как таковую, скорее – во франшизную модель и приказания.
Целесообразность действий всегда определялась на местах, в условиях с которыми даже не были по-настоящему знакомы руководители организации. Теперь террористические ячейки – очень узкие, даже семейные. В случае этого молодого человека мы можем ясно видеть его причастность, вероятно, его брата. Но как можно проникнуть в семейную ячейку? Это очень трудно. Иногда мы сталкиваемся с ситуациями, которые американцы называют “Одинокий волк” – то есть с человеком, который сам собя вербует и действует в одиночку. Вы заметите, что подтверждающие заявления “Аль-Каиды” всегда происходят постфактум и даже очень поздно, потому что им нужно время, чтобы определить, что речь идет о настоящих джихадистах, которые совершили нападение, и так далее”.

euronews:

“Мохаммед Мерах располагал настоящим боевым арсеналом. Легко ли сегодня во Франции купить оружие?”

Жан-Франсуа Дагузан:

“Это настоящая проблема, и последние десять лет тенденция, похоже, подтверждается: ​​в так называемых горячих городах и пригородах ходит оружие – автоматы Калашникова и пистолеты, которые стали настоящей бедой. Развитие этой незаконной торговли стрелковым оружием началось с Балкан, то есть с войны в бывшей Югославии, где действуют организованные сети. За несколько сотен евро можно купить пистолет. Мы находимся в ситуации, когда любой хулиган может легко и недорого вооружиться”.