Срочная новость

Эксперт о связях Мераха с "Аль-Каидой"

Сейчас воспроизводится:

Эксперт о связях Мераха с "Аль-Каидой"

Размер текста Aa Aa

“Евроньюс”: Клод Монике, вы бывший сотрудник французской разведки, а теперь директор института ESISC в Брюсселе. Мохамед Мерах мертв, но осталось множество вопросов. В частности, каковы были его настоящие связи с “Аль-Каидой”? По вашему мнению, направлял ли его кто-то, участвовал ли он в джихадистском движении?

Клод Монике: На связи Мераха с джихадистскими структурами и с глобальным джихадом указывает то, что он жил явно не по средствам. Это был молодой человек с ежемесячным доходом 400 евро, который пару раз в месяц брал на прокат автомобили, раздобывал оружие, причем, похоже, в большом количестве, покупал продукты химии, чтобы изготовлять взрывчатые вещества, и платил за жилье. Следователи первым делом должны заинтересоваться, откуда он брал деньги. Состоял ли Мерах в какой-то организации? Я в этом сомневаюсь. Скорее, он сочувствовал
“Аль-Каиде” и по своей воле тянулся к ней. Но при этом оставался, как мы говорим, одиноким волком.

“Евроньюс”: Может быть, такие одинокие волки заменили собой организованную террористическую сеть?

Клод Монике: Нет они ее не заменили, а дополнили. Сегодня от “Аль-Каиды” исходит три угрозы. Во-первых, она может совершить крупномасштабное нападение, какое мы видели 11 сентября 2001 года. Его могут организовать только люди с мозгами, деньгами, средствами и временем, находящиеся в самом сердце “Аль-Каиды”. Вторую опасность представляют действия ассоциированных с ней группировок в Северной Африке, Саудовской Аравии, Йемене, Сомали. Они могут нанести удары по местным или иностранным объектам как в своих странах, так и у нас. Примером служат взрывы в Мадриде, устроенные несколько лет назад против испанского присутствия в Ираке. Третий фактор риска представляют доморощенные террористы, родившиеся и живущие у нас. Среди них имеются те самые одинокие волки.

“Евроньюс”: Эти молодые джихадисты, прошедшие подготовку в Афганистане и Пакистане, как они оказались в Европе? Сколько их, и в каких странах их больше всего?

Клод Монике: Это трудно оценить. Во Франции способные на такие действия люди исчисляются, возможно, десятками. В масштабе Европы их несколько сотен. Это и одинокие волки, и члены ударных террористических групп.

“Евроньюс”: Мохамед Мерах, судя по всему, радикализовался сам, в частности, с помощью фундаменталистских интернет-сайтов. Эти сайты на учете и под наблюдением. Не проглядела ли здесь Франция опасность?

Клод Монике: Когда такие сайты обнаруживают, их обычно блокируют. Но они постоянно меняют обличье, обретают новые адреса, объявляют о себе на закрытых форумах, прикрываются другими сайтами. За всем этим чрезвычайно трудно следить.

“Евроньюс”: Наконец, в чем разница между Мохамедом Мерахом и Андерсом Брейвиком кроме идеологии, которая овладели их умами?

Клод Монике: По-моему, их сходство очевидно. Эти двое кажутся психопатами. А разница между ними – в мировоззрении и опасности, которую оно представляет. Брейвик примкнул к одному из нескольких европейских неонацистских течений. Оно находится под пристальным наблюдением и имеет мало возможности причинить большой вред. К с сожалению, радикальных исламистов больше, и выше статистическая вероятность того, что именно они нанесут очередной удар.

Вопросы задавала Одри Тилв.