Срочная новость

Профессиональная миграция: невидимые барьеры

Сейчас воспроизводится:

Профессиональная миграция: невидимые барьеры

Размер текста Aa Aa

Европа мобильная: свобода перемещения и свободного выбора места работы и жительства для граждан ЕС – один из основополагающих принципов большой европейской семьи. На практике, однако, и перемещаться и выбирать оказывается сложнее, чем на бумаге. С какими препятствиями сталкиваются европейцы?

Подробнее об этом – в программе “Ты прав”.

“Ездить, куда захочется, и работать, там, где интереснее и выгоднее – речь идет об одном из основополагающих принципов, на которые опирается Европейский Союз.

“Зеленый свет”, таким образом зажжен. Да, но только в теории. Однако на практике желающие отправиться на заработки в другую страну европейской семьи не всегда сталкиваются с сердечным приемом. К тому же приезжающие крайне мало осведомлены о своих правах в принимающем их государстве.

Нидерланды открыли свой рынок труда для выходцев из Восточной и Центральной Европы в 2007 году, через три года после того, как эти государства вошли в состав ЕС. Сегодня в этом голландском хозяйстве работают почти исключительно поляки. Мартина приехала сюда с конкретной целью – накопить денег для продолжения учебы: “Я хочу выучить немецкий, мне этот язык нужен для получения степени магистра. При этом я могу учиться только по выходным… на неделе мне нужно работать. В Польше это обычная практика, многие так делают. Я же взяла академический отпуск, чтобы подзаработать и отложить денег”.

Здесь, в Нидерландах именно в сельском хозяйстве наиболее высока доля работников из Восточной Европы. Эти выходцы из стран, вошедших в ЕС, не нуждаются в разрешениях на работу, для трудоустройство достаточно паспорта или удостоверения личности.
Сегодня в Нидерландах проживают 350 тысяч граждан и восточноевропейских стран. В разгар экономического кризиса возросла конкуренция, отсюда – рукой подать до дискриминации. Достаточно взглянуть на тональность интернет-страниц некоторых голландских партий и политиков. Например, ультраправой народной партии за свободу и демократию. Она напрямую обвиняет выходцев из Восточной Европы в том, что они крадут работу у голландцев.

Роб Ромбут – директор компании, которая занимается наймом кадров из Восточной Европы. По его мнения, обвинения в краже работы не имеют под собой никакой основы:“Я убежден – и статистика это подтверждает – что польские работники не подменяют голландцев. Это совершенно ложный посыл. На деле все обстоит иначе, если все поляки завтра разом уйдут со своих рабочих мест, голландский экономики придется крайней тяжело. Кто заменит поляков на их рабочих местах?”

Рабочая миграция в ЕС – явление неоднородное. В секторе средне- и низкоквалифицированной рабочей силы по-прежнему немало перекосов и злоупотреблений в отношении иностранцев. В этом информационном центре приезжающим разъясняют их права. И помогают отстоять их – через специально созданную ассоциацию “Миграда”.

Комментирует сотрудник “Миграды” Соня Дриессен: “Большинство приезжающих к нам на заработки не знают голландского языка, и это уже проблема. Им не хватает информации, люди попросту не знают своих прав и обязанностей в новой стране”.

Едва ли не самым насущным остается вопрос о социальном страховании. Итак, вы отчисляли деньги на страховку на родине или в другой стране ЕС, а как быть теперь, с вашим переездом на новое место?

“Вот он проработал пять лет в Германии, а он там работал только 8 месяцев.Потом работу они потеряли, новой не нашли и через Люксембург приехали в Нидерланды. И у нас они в статусе бездомных, страховки у них нет, а ведь они платили за нее – 5 лет и 8 месяцев – в Германии”, – рассказывает Соня.

Еще сложнее ситуация с выходцами из Болгарии и Румынии. Эти страны, последние из присоединившихся к ЕС, находятся под особым контролем. Нидерланды по-прежнему требуют разрешений на работу от их граждан.

“Схема такая: приглашающая компания делает запрос на выдачу разрешения на работу на такого-то человека. Он приезжает, работает. Но в случае потери места не может начать искать другое, поскольку разрешение привязано к конкретной фирме и конкретной должности. Это делает приезжих крайне уязвимыми. Они не могут встать и сказать: я не буду работать на вас по 80 часов в неделю. Просто потому. что тогда они потеряют право на работу в стране”, – комментирует Соня.

По ее мнению, важно не только оптимизировать законы, но и попытаться изменить общественное мнение: “Мы хотим, чтобы общество осознало: приезжающие – такие же люди, как вы и я. Как только вы это осознаете, и наступят перемены. На то, что делают приезжие, нужно смотреть с позитивной стороны… не только у нас, но и во всей Европе, но на осознание этого уйдет время”.

12 миллионов европейецв живут за пределами своих родных стран, на территории ЕС. Речь таким образом идет о небольшой доле – 2,5 процента от общего населения Европейского союза. Трудности в адаптации и преодолении административных барьеров испытывают даже высококвалифицированные кадры.

Понять, как оформить социальную страховку, зарегистрировать автомобиль, воссоединиться с супругом, не имеющим, к примеру, гражданства ЕС – вот лишь несколько неизбежных вопросов, с которыми сталкиваются в чужой стране приезжающие на работу европейцы.

Эта спонсируемая Еврокомиссией служба готова дать исчерпывающую консультацию всем желающим. Слово – ее сотруднику: “Дело в том, что на местах чиновники, работающие с приезжающими, далеко не всегда обладают всей полнотой знаний, касающейся вопросов организации их жизни. Они не в курсе последних решений властей ЕС в отношении рабочей миграции”.

Клэр – редкий специалист, она готова ответить на вопросы, касающиеся условий жизни и работы в любой стране ЕС. По ее мнению, государства-члены продолжают ставить палки в колеса приезжающим: “ Барьеры по-прежнему весьма серьезны. Возьмите хотя бы вопрос о социальном страховании. Мне кажется, государства-члены занимают протекционистскую политику и сознательно создают административные препоны для того, что сократить число приезжающих. В ЕС нет настроя развивать профессиональною миграцию. По крайней мере, глядя на вопросы, которые мы получаем здесь, создается именно такое впечатление”.

Эта семья столкнулась с проблемами в отношении мигрантов в полной мере. В июне они ждут рождения второго ребенка. Их цель – дать ему ту же фамилию которую носит их первенец.

Отец имеет двойное британо-бельгийское гражданство, мать – испанка: “У нас целых три национальности на семью. Наш ребенок, таким образом, испанец, а в Испании традиционно иметь две фамилии – материнскую и отцовскую. В Бельгии же закон иной. Они настаивают на том, чтобы ребенок носил фамилию отца и не согласны ни на какие исключения и уступки”.

Родители полны решимости добиться своего – пусть для присвоения двух фамилий им понадобится и королевский указ. Для семьи важно, чтобы имена детей в бельгийском и испанском паспортах были бы записаны одинаково.

“Европейский суд справедливости на это счет высказался ясно. Смешно и нелепо, чтобы один и тот же ребенок в разных странах именовался бы по-разному. Поскольку это налагает ограничения на ваше право свободно перемещаться по ЕС. Как вы докажете. что речь идет об одном и том же человеке, если в паспортах вы именуетесь по-разному?”, – размышляет отец.

Право на свободу перемещений есть, но как воспользоваться им без стресса и с наибольшей выгодой, власти обещают сократить разрыв между теорией и практикой.