Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Дурга: женщина-боец


Мир

Дурга: женщина-боец

Непал всегда манил туристов, художников и поэтов: одни искали здесь приключений, другие -душевного равновесия. Но для местных жителей, в истории их страны в последние годы нет ни капли романтики. Они вспоминают о трагедии.
Дом Дурги стал настоящим храмом, где поклоняются индуистским божествам, и только это дает ей надежду на жизнь уже 10 лет.

“Вот Шива, Парвати, Ганеша, рядом Вишну. Они – источники моей силы, — рассказывает Дурга. — Я не могу остаться совсем одна без их изображений. Это мои друзья, это моя жизнь. Боги вернули меня к жизни. Я была мертва. Тем, что я сегодня, такая какой вы меня видите, я обязана милости богов”.

Дурга служит в полиции в столице Непала Катманду уже 18 лет.

Окрестности храма Пашупатинатх – одной из главный святынь индуизма, пробуждают в ней не только религиозные чувства. Здесь произошла трагедия, которая навсегда изменила ее жизнь и жизнь ее семьи.
“Он приставил свое ружье прямо к моей груди. Я была безоружна перед ним. Я попыталась оттолкнуть его руками…Он отступил на шаг и начал стрелять, – вспоминает Дурга. – Первая пуля пролетела чуть выше меня, но он продолжал стрелять снова и снова. Меня ранили в руку и в грудь. Я лишь успела сделать несколько шагов… и вот здесь я упала”.

Это случилось в 2002 году – в наиболее ожесточенный период гражданской войны, которая началась в 1996 и длилась десять лет. Маоистские повстанцы «Народной освободительной армии» Непала противостояли войскам короля. Конфликт привел к свержению монархии и установлению демократической республики.
В ходе этой войны, выполняя свою повседневную работу Дурга и ее коллеги-полицейские, в числе которых был и ее муж, нередко становились жертвами столкновений между повстанцами и силами безопасности.

После ранения она провела долгие месяцы в больнице, находясь на волоске от смерти. Она смогла вновь выйти на работу и остаться в полиции. И даже если последствия ранений не позволяют ей выполнять задания, требующие физических нагрузок, о том, чтобы сменить профессию не могло было быть и речи.

“Из произошедшего я извлекла лишь хорошее. Ведь я могла умереть, но этого не случилось, я жива. Сейчас я служу в том же звании. Помогаю людям, даю им свою силу. И этим можно гордиться”.

Ее мужу повезло меньше. Также как и Дурга во время одной из стычек он был ранен, он остался инвалидом и был вынужден выйти на пенсию. С их двумя дочерьми он остался в деревне. Дурга уже три года живет одна в Катманду. Здесь ее работа. Пенсии мужа недостаточно, чтобы прокормить семью, и она – фактически единственный кормилец.

Это нетипичная ситуация для патриархального общества: в Непале, дискриминация женщин – привычное дело. А для того, чтобы обеспечить стабильное экономическое и социальное развитие, предстоит еще долго поработать.

“После военного конфликта надо было многое сделать. Например в том, что касается социальных реформ или вопросов безопасности. Но пока заметных сдвигов не видно. Женщины по-прежнему не чувствуют себя защищенными”.

Вооруженные нападения, изнасилования, пытки, убийства мужей или детей – женщины заплатили высокую цену за войну в Непале. И несмотря на постепенный переход к демократии, напряжение в обществе все еще присутствует.
Многие живут в ожидании того, что политики признают факты насилия над женщинами и их потери во время войны, и положат конец женской дискриминации. Дурга предпочитает оставаться оптимисткой.

“Будущее Непала находится в руках тех, кто им руководит. Если у нас будут лидеры, которые смогут воодушевить людей, дать им надежду, то значит нас ждет прекрасное будущее”.

Об этом мечтает и Лакшми. Она хочет сделать что-то хорошее для будущего своей страны. Историю этой женщины мы расскажем в завершающем выпуске программы “Женщины и война”, который на этот раз посвящен Непалу.

Выбор редакции

Следующая статья
Сима Самар: "Мой главный стимул - простые афганские женщины"

Мир

Сима Самар: "Мой главный стимул - простые афганские женщины"