Срочная новость

Срочная новость

Исландия: уйти от края пропасти

Сейчас воспроизводится:

Исландия: уйти от края пропасти

Размер текста Aa Aa

Исландия… Самая западная точка Европы. Последняя страна континента, обжитая человеком, и по-прежнему – наименее плотнонаселенная. Именно здесь – наибольшая в мире концентрация активных вулканов. Описание в превосходной степени можно продолжать…

Что-то согревает сердца исландцев – например, удивительные природные ресурсы острова, что-то бросает их в холод – крах исландской банковской системы в 2008 году МВФ назвал крупнейшим в истории по отношению к размерам экономики страны.

“Это было масштабное мошенничество, – говорит тележурналист Эхил Хелгасон. – Они все лгали. В последние годы они делали, что им вздумается: одалживали деньги друг другу как сумасшедшие, фальсифицировали свои отчеты. Понимаете, если кто-то украдет бутылку водки в магазине, его будут преследовать по закону и отправят в тюрьму. Но тот, кто носит костюм и галстук и крадет миллионы, корректируя отчеты, скорее всего, не будет преследоваться по закону”.

Он хочет справедливости и четких ответов на вопрос: “Кто несет ответственность за крах исландских банков”? Популярный ведущий государственного телевидения и блоггер Эхил Хелгасон – один из самых ярких политических комментаторов страны.

В 2009 году ему предложили пойти в политику.

Но он остался верен четвертой власти и по-прежнему следит за влиятельными людьми на всех фронтах:

“В этой стране, в небольшом обществе, всегда есть такая опасность, что какая-то узкая группа, какая-то мелкая клика может все подмять под себя. На самом деле эта ситуация сложилась еще за 20 лет до краха. У нас была эта клика политиков, банкиров, либералов, которые подмяли под себя почти все общество. И мы должны об этом знать”.

В период расцвета ничто не предвещало беды. Приватизированные в 2002 году три крупнейших банка Исландии пустились в рискованные сделки с облигациями на международных рынках. За 6 лет новые владельцы банков настолько увеличили их капитализацию, что она в 12 раз превысила размер государственного бюджета Исландии. Подпитываемая иностранными деньгами, экономика взлетела очень высоко. 300 тысяч жителей страны вошли в число самых счастливых и самых богатых в мире. Однако в сентябре 2008 года исландские банки обанкротились – всего через 2 недели после краха Lehman Brothers.

“Как сказал известный экономист, это коллективное безумие, – продолжает Эхил Хелгасон. – Я думаю, это было коллективное безумие, и выиграли от этого далеко не все. Некоторые люди до сих пор получают прибыль от этого, но большинство, общество, в конце концов, проиграло, проиграли все”.

Скоро она потеряет свой дом. Бьярндис Митчелл – одна из многих, чьи ипотечные кредиты значительно выросли после краха.

Страстный собаковод, эта мать троих детей, живущая на пенсию по инвалидности, должна выплатить за дом 185 тысяч евро. Это больше, чем она могла бы получить, даже если бы продала его, что сейчас маловероятно, так как живет она в непривлекательном районе. Личное банкротство сделало Бьярндис богатым предпринимателем – правда, пока, богатым лишь надеждами:

“После краха я просто сидела ошеломленная, как и все остальные в стране, и думала: это безумие!

Масштабы этого краха были такими, что коснулись каждого дома, каждой семьи в этой стране. Они были настолько огромными, что это было непостижимо. И я подумала: “Мы должны что-то делать, делать хоть что-нибудь, чтобы обеспечить экспорт”. Эта мысль не давала мне покоя. Я, женщина-инвалид, без власти, без денег, не имевшая ничего, не могла думать ни о чем другом”.

Но на самом деле у нее было многое: ее страсть – собаководство, коммерческая идея и желание удержать голову над водой.

Под руководством и при финансовой поддержке местных органов власти в 2009 году она создала свою стартовую площадку. Она уже продала около 3 тысяч поводков для дрессировки собак. Этого недостаточно, чтобы сделать предприятие прибыльным, но ее это не останавливает:

“Я предпочитаю бороться и даже умереть, пытаясь что-то сделать, – пусть даже мои усилия будут каплей в море. Я лучше умру, пытаясь что-то сделать, чем не буду ничего пытаться делать. Безусловно, во мне живет дух викинга – стремление действовать, преодолевать препятствия, для этого нужно иметь мужество. И это, конечно, очень по-исландски”.

Такой дух проявляется не только у отдельных исландцев, но и у всего общества. Особенно – когда на карту поставлено будущее самой демократии.

Именно они были первыми в Европе “возмущенными”, движение которых позднее охватило весь мир. Финансовый кризис вызвал в январе 2009 года такие масштабные протесты, каких Исландия не видела 60 лет. Исландцы требуют радикальных изменений – новой конституции и новой демократии. Они хотят изменить действующий основной закон, некогда дарованный еще правившим датским королем.

В свои 25 лет, Аустрос Гуннлаугсдоттир является самым молодым членом Конституционной Ассамблеи. Эта группа из 25 мужчин и женщин была напрямую избрана обществом для написания новой конституции. Но эта радикальная попытка прямой демократии была пресечена Верховным судом Исландии, над которым доминируют две основные политические партии.

Станет ли когда-нибудь это небольшое общество прозрачным и справедливым, как оно того желает?

“Я не могу назначить моего друга только потому, что он мой друг. Вы должны иметь необходимую квалификацию для работы, это главное, – говорит Аустрос Гуннлаугсдоттир. – Нас всего 300 тысяч, так что легко сказать: “Я знаю его, поэтому беру на работу” или “Он дал мне работу потому, что мы хорошо знаем друг друга”. Поэтому для меня очень важно, чтобы произошли изменения. И для моего ребенка тоже”.

Банковский крах уже принес изменения. Исландцы пересмотрели свои приоритеты. Возвращение к вечным ценностям приобретает национальные масштабы.

“Образ жизни значительно изменился, – объясняет Аустрос Гуннлаугсдоттир. – Люди уже не ездят за границу каждый месяц, как это было раньше. Сейчас люди наслаждаются другим – в первую очередь, совими семьями. И по-другому тратят свои деньги”.

Свейнбьорну Петурссону 55 лет. Безработный с 2008 года, он один из тех, кто столкнулся с малоизвестной на острове до кризиса реальностью. С 3% уровень безработицы после банкротства банков вырос до 9%. Как жить человеку, потерявшему работу и свое место в обществе? Свейнбьорн считает, что в этом помогает людская солидарность:

“Это было шоком для всех, и у правительства не было ноу-хау для того, чтобы с этим бороться. Так у меня возникла идея о том, что, может быть, мы должны… – те из нас, которые являются безработными, – может быть, мы должны сформировать группу, такую группу для собственной поддержки, которая к тому же могла бы передать в правительство и тем, кто правит, наши идеи о том, как с нами нужно обходиться”.

В последнее время уровень безработицы в Исландии начал снижаться – за счет медленного, но устойчивого восстановления, а также миграции. По данным исландского центробанка, экономический рост превысил 3%, а уровень безработицы снизился почти до 7%. В предстоящие месяцы гражданам страны предстоит принять ряд важных решений – делать ставку на природные ресурсы или на инновацию, присоединяться к Евросоюзу или отказаться от этой идеи. Но исландцы, похоже, уже готовы к любым вызовам – кризис сделал их сильнее.