Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Джон Бредли: «не было в Египте никакой революции»


Египет

Джон Бредли: «не было в Египте никакой революции»

11-го февраля прошлого года Тахрир отмечал уход президента Хосни Мубарака: главное требование манифестантов было выполнено, 30-летняя эпоха в истории страны завершилась. Революционеры ожидали коренных перемен.

Однако год спустя в Египте всё чаще говорят о том, что особых изменений не последовало; а если что-то изменилось, то совсем не так, как хотели на Тахрире.

После свержения Мубарака власть полностью перешла к военным. Маршал Тантауи стал фактическим правителем государства, он назначал временных министров и обещал обеспечить передачу власти законно избранным гражданским представителям.

Впервые за несколько десятилетий в Египте были организованы свободные выборы; но большинство бюллетеней были поданы в пользу исламистских фракций. Радикальные и умеренные религиозные политики заняли две трети мест в парламенте.

По мнению британского журналиста Джона Бредли, наблюдавшего за революцией изнутри, это вполне предсказуемый результат.

«Выборы не были ни свободными, ни честными. Нечестные — потому что у исламистов за плечами три десятилетия опыта, огромная политическая и социальная сеть, в то время как либеральные партии едва только созданы. Не свободные — так как, по многим данным, они были куплены; так, салафисты вполне официально заявляли о том, что получали заметную финансовую помощь из стран Персидского залива».

Али Шейхолеслами, euronews: То есть можно понимать так, что выборы вовсе не были победой революционеров?

«Нет, потому что не было никакой революции, с технической точки зрения. Был военный переворот; военные, правящие Египтом с 1952 года, пожертвовали президентом, а исламисты заполнили политический вакуум. На этих выборах партия, основанная революционерами, получила только 2% голосов, что никак не позволяет нам говорить о победе революции или триумфе свободных выборов».

euronews: И каково будущее Египта?

«Будущее Египта, определённо, принадлежит исламистам. Другого варианта просто нет. Если возникает вторая революционная волна — народ против военного правления — тогда у исламистов не останется иного выхода, кроме как присоединиться к народу. Это закончится триумфом исламистов. Если такой волны не возникнет, то взаимодействие между исламистами и режимом военных продолжится, и это так же выльется в триумф исламистов. В любом случае, либералы разгромлены».

Либералы и светские политики оказались сильнее на Тахрире, чем на избирательных участках. Они обвиняют военных в том, что те преследовали собственные цели, и считают, что власть исламистов отдалит и осложнит реформы, о которых говорилось год назад.