Срочная новость

Срочная новость

Экстремальные условия полета для нового симулятора

Сейчас воспроизводится:

Экстремальные условия полета для нового симулятора

Размер текста Aa Aa

Это произошло в декабре 2006 года, на тренировочной площадки в подмосковном Жуковском.

Владимир Бирюков, летчик-испытатель Летно-исследовательского института имени Громова.

летчик-испытатель Летно-исследовательского института имени Громова.

“В процессе выполнения сваливания была допущена ошибка, поэтому самолет перешел в очень резкое крутое сваливание, практически в штопор. Это было неожиданно для нас, но тем не менее, используя свой опыт, нам удалось вывести самолет из этого сложного положения”.

Отлетав более 20 тысяч часов на десятках различных типах самолетов Виктор Бирюков считается одним из самых опытных летчиков-испытателей в мире. В тот день его знания и опыт помогли избежать катастрофы. Но далеко не все пилоты готовы к таким неожиданностям. Наука решила прийти к ним на помощь.

Несмотря на раннее утро, в этом голландском исследовательском институте уже кипит работа. Европейские ученые проводят испытания авиационного тренажера. Их главная задача – проработать непредвиденные, экстремальные ситуации. В частности, опасные навигационные условия, которые могут привести к трагическим последствиям.

“В первую очередь надо сказать, что самолет – это очень безопасная машина. Но на данный момент мы видим, что главной причиной нескольких происшествий, о которых многие говорили, становилась потеря контроля над воздушным судном. Пилот сталкивается с непреодолимыми трудностями и не в состоянии более управлять самолетом”, – говорит инженер Марк Вентинк.

Подобные случаи по-прежнему остаются крайне редкими, но к ним надо быть готовым – непредвиденные ситуации могут быть вызваны целым рядом причин.

Тем не менее даже самые сложные симуляторы не могут с максимальной точностью имитировать нештатную ситуацию в самолете, которая возникает при неожиданных и крайне сложных условиях полета.

“Ведь главная задача не научить летчика выводить из этого режима, а главная задача, чтобы летчик туда не попадал, предотвратить попадание. Это первая задача. Но если по какой-то причине самолет все же попал в сваливание, летчики должны знать, как правильно и безопасно вывести самолет из такой ситуации”, – рассказывает Владимир Бирюков.

Три года сложных математических расчетов позволили специалистам смоделировать точные и реалистичные сценарии, в особенности сваливание.

“Сваливание – это достаточно сложное физическое явление, которое сопровождается большим количеством неизвестных факторов. Мы понимаем физику этого явления, исследовали ее, и основываясь на понимании разработали математическую модель, которая позволяет воспроизвести эти эффекты более или менее реально”, – объясняет инженер Николай Абрамов.

И сегодня исследователи испытывают эти модели, поэтапно усложняя задачу. Постепенно параметры изменяются: углы становятся больше, скорость увеличивается, усиливается турбулентность, все больше и больше теряется контроль над самолетом. Для того, чтобы стабилизировать ситуацию, требуются особенные навыки.

“Вероятность изменение сценария во многом зависит от типа самолета. Например, вы входите в симметричное сваливание, крылья полностью симметричны и нос самолет неизбежно начинает наклоняться. Самолет теряет высоту и начинает падать. Пилот может справиться с ситуацией за счет уменьшения угла атаки. Но есть и другие типы сваливания. Например, ассиметричные конфигурации, когда сначала происходит сваливание одного крыла. И если одно крыло опускается ниже другого, то самолет начинает вращаться. Нос ныряет и пилоту необходимо вернуть самолет в исходное положение. Но все-таки при всех типах сваливания нужно противостоять перегрузкам”, – рассказывает Марк Вентинк

На последнем этапе испытаний пилотам предстоит столкнуться с перегрузкой в две с половиной единицы.

Допольнительное исследование, которое должно было стать решающим во всей программе испытаний, было проведено в Жуковском, в

Летно-исследовательском институте имени Громова, который обладает уникальным оборудованием.

Формулы, которые использовали для имитации экстремальной ситуации, были выбраны по итогам многочисленных экспериментов. Они проводились в аэродинамических трубах, в тренировочных симуляторах и других исследовательских лабораториях, которые специализируются на испытаниях аэродинамической силы, прочности и устойчивости самолета в экстренных условиях.

Владимир Бирюков провел тысячи часов на этих симуляторах. Испытания помогли разработать математическую модель критического сценария полета.

Говорит Лариса Зайчик, специалист ЦАГИ (Центрального аэрогидродинамического института): “Мы должны учесть влияние нормальной перегрузки на действие, на восприятие летчиком информации по другим степеням свободы. То есть, как он чувствует при этом угловую скорость, которую мы можем хорошо воспроизводить на наших пилотажных стендах, как он чувствует и линейные перегрузки – под действием больших нормальных перегрузок, чтобы тоже их не воспроизводить искаженными”.

Мы возвращаемся в Нидерланды, на финальную стадию испытаний тренажера.

За все время проведения тестов ученые открыли для себя много нового. Что именно, объясняет Эрик Гроен: “Например, мы обнаружили, что если пилот обладает недостаточным опытом в ощущении перегрузок в реальном самолете, то он будет поражен их воздействием, когда впервые почувствует. Поэтому, если пилот получит задание вывести самолет при перегрузке в две единицы, он может действовать стандартно и выйти лишь на полторы. А этого может оказаться недостаточно для вывода самолета из опасной ситуации”.

После долгих испытаний, Владимир Бирюков остался доволен полученными результатами.

“Здесь есть проблемы с влиянием кориолисовой силы ускорения на мозг пилота, на создание им иллюзий. И эту проблему надо будет каким-то образом решать. Но тем не менее, я должен сказать, что симуляторы, подобные “Дездемоне”, мне кажутся перспективными”.

Теперь ученые уверенно смотрят в будущее.

“Сейчас создаются правила, согласно которым испытания в экстремальных ситуациях станут обязательными для линейных пилотов. Когда это произойдет, вероятнее всего, тренировки будут проходить на симуляторах. И теперь у нас есть возможность их улучшить, чтобы они максимально точно воспроизводили такие экстренные случаи”, – говорит Эрик Гроен.

Владимир Бирюков не сомневается в успехе нового симулятора:

“У нас, у русских, есть такая поговорка: лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Поэтому я думаю, что для любого пилота,такая тренировка, безусловно, даст положительный результат”.

http://www.supra.aero