Срочная новость

Сирия: взгляд в будущее

Сейчас воспроизводится:

Сирия: взгляд в будущее

Размер текста Aa Aa

На связи с “евроньюс” Дэвид Хартвел, ведущий специалист по Ближнему Востоку и Северной Африке аналитического центра IHS Jane’s Country Risk.

Токс Салако, “евроньюс”: “Россия и Китай наложили вето на резолюцию ООН по Сирии, вызывав резкое осуждение на международной арене, которое в Москве назвали “раздражением, граничащим с истерией. Как Вы оцениваете возможности, которые остались у международного сообщества?”

Дэвид Хартвелл: “Они, похоже, достаточно ограничены. Я думаю, что если мы исключим возможность достижения в ООН какого бы то ни было консенсуса, перспективы очень призрачные. Полагаю, что можно ожидать ужесточения санкций Евросоюза и США в отношении Сирии. Мы также можем ждать расширения коалиции стран, которые требуют неких конкретных согласованных действий против Сирии. На данный момент она состоит из Европейских стран, США и Лиги арабских государств. Но в будущем коалиция может быть расширена и трансформирована в контактную группу, которая фактически, пойдет обход ООН, введя свои собственные санкции против сирийского режима”.

“евроньюс”: “Меньше чем через сутки после того, как Россия и Китай воспользовались правом вето, мы получаем сообщения о том, что режим Асада, похоже приободренный новостью, идет на экстремальные действия в Хомсе. Каково будущее этого режима?”

Дэвид Хартвелл: “Полагаю, что проблема в том, что у России и Сирии разное восприятие происходящего. Русские считают, что их поддержка режиму Асада не обязательна. Речь идет, скорее, о противостоянии интервенции и о попытке прийти к беспристрастному решению проблем Сирии. А в Сирии же восприятие поддержки России совершенно иное: и то, что мы видим, это то, о чем вы говорили. Режим Асада воодушевлен поддержкой, которая, как он полагает, дает ему некую защиту. И, соответственно, продолжает закручивать гайки в отношении оппозиции. Это замкнутый круг, который, русским в частности, сейчас очень сложно разорвать”. “евроньюс”: “Что вы знаете о том, насколько объединены повстанцы, и объединены ли?” Дэвид Хартвелл: “Это – один из аспектов, который очень трудно анализировать потому что, как Вы знаете, очень трудно получать из Сирии объективную непредвзятую информацию. Думаю, что мы знаем точно: повстанцев объединяет желание избавится от действующего режима, но вне этого насколько крепко они объединены? Это очень хороший вопрос. Мятежники представляют собой совершенно разные группы: это националисты, представители светского общества, либералы, быть может есть среди них и Братья-мусульмане, вероятно, и салафиты тоже задействованы. Соответственно, представлен целый спектр различных взглядов. И смогли ли они достичь соглашения по чему-то, кроме свержения действующего режима мы действительно не знаем. И я думаю – это вопрос, который в ближайшие недели, должен задать себе Запад”.