Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Экс-советник Обамы не исключает военной операции против Ирана


Мир

Экс-советник Обамы не исключает военной операции против Ирана

Ситуация вокруг иранской ядерной программы приняла новый оборот после посещения Тегерана делегацией МАГАТЭ во главе с заместителем генерального директора агентства Германом Накертцем. По окончании визита он заявил, что Иран согласен урегулировать все нерешенные вопросы. Многие эксперты в администрации Обамы отнеслись к этому скептически. Среди них – бывший советник Обамы по Ближнему Востоку Деннис Росс, покинувший свой пост в ноябре этого года.

“Евроньюс”: “Вы работали советником по Ближнему Востоку сразу у трех американских президентов. Что делать, если у Ирана уже есть ядерное оружие?”

ДС: “В этом случае, держу пари, что соседи Ирана захотят им завладеть. В таком конфликтном регионе, как Ближний Восток, любая страна, обладающая ядерным оружием, может развязать ядерную войну. Это не холодная война, когда страны могут в той или иной степени сдерживать друг друга. Это Ближний Восток, где даже небольшой региональный конфликт может быстро перерасти в нечто большее. У здешних стран нет налаженных каналов связи, разведка далека от идеала, такие страны способны совершать ложные шаги. Если ближневосточные государства завладеют ядерным оружием, вероятность ядерной войны станет очень высокой. Для всего мира это грозит катастрофой”.

“Евроньюс”: “Если санкции не сработают, начнут ли США военную операцию против Ирана?”

ДС: “Такая возможность есть, определенно. Скажем так, если у Ирана есть ядерное оружие, вы проклянете тот день, когда развернется-таки ядерная война на Ближнем Востоке. Мне кажется, все заинтересованы в том, чтобы избежать подобной катастрофы”.

“Евроньюс”: “Господин Росс, вы непоколебимо поддерживаете Израиль; насколько эта ваша позиция повлияла на политику американской администрации в Иране и во всем ближневосточном регионе?

ДС: “Честно говоря, я не думаю, что Израиль – отправная точка политики США в отношении Ирана. Наша политика обусловлена тем, что в отношении Тегерана уже приняты шесть резолюций Совета безопасности ООН и 11 резолюций МАГАТЭ, которые требуют от исламской республики соблюдать международные обязательства по нераспространению ядерного оружия. Таким образом, разобраться с тем, почему Иран ведет себя так и обсудить это с ним – вот что в действительности является основным критерием и отправной точкой в политике американской администрации в отношении Тегерана. Здесь можно также принять в расчет ряд предложений, которые я делал в бытность советником в администрации президента”.

“Евроньюс”: “Вы заговорили о МАГАТЭ. В среду заместитель генерального директора агентства заявил, что “Иран согласен урегулировать все нерешенные вопросы”. Теперь военное вмешательство будет сложно оправдать…”

ДС: “Этим ответом последней делегации Иран взял на себя обязательство решить эти вопросы. Однако, пообещать и сделать – это разные вещи. Если Иран решит эти вопросы, это осчастливит всех”.

“Евроньюс”: “Существует ли возможность того, что Запад и США используют незавершенную иранскую ядерную программу, чтобы подорвать власть в Иране и повлиять на политику во всем ближневосточном регионе?”

ДС: “США, европейское или международное сообщество не ведут игру против Ирана. Иран – страна, которая в сущности должна иметь твердые позиции в мире. Если он не их не имеет, то по вине иранского правительства. Только они могут изменить ситуацию”.

“Евроньюс”: “В какой мере ваш настрой против Ирана и убеждение в возможности военного вмешательства зависит от вашей симпатии к Израилю?”

ДС: “Я сторонник дипломатического разрешения этого спора”.

“Евроньюс”: “США теряет свой вес на мировой арене, пытаясь наложить санкции которые никогда не работали и не будут работать… И что тогда?”

ДС: “Вы полагаете, что санкции никогда не работали. Я бы не был так уверен в этом, если смотреть на это с исторической точки зрения”.

“ЕВроньюс”: “Иран находится под давлением санкций США уже более тридцати лет и за это время республика стала только мощнее, влиятельнее и богаче”.

ДС: “Санкции, наложенные сейчас, в корне отличаются от тех, которые были раньше. Они вызвали резкое падение иранской национальной валюты в последние недели. И это говорит о том, что иранские власти впервые увидели, что нельзя иметь все сразу. Они должны сделать выбор.

“Евроньюс”: “Давайте представим, что Иран получил ядерное оружие. Что тут такого? У Пакистана оно есть, почему нельзя Ирану?”

ДС: “Страна, связанная с терроризмом, страна, которая не соблюдает свои обязательства, вряд ли такая страна должна иметь ядерное оружие”.

“Евроньюс”: “Что вы подразумеваете под “обязательствами”?

ДС: “Я говорю об обязательствах по договору о нераспространении ядерного оружия, от выполнения которых они по-прежнему уклоняются. Опять же вспомним о 6 резолюциях Совета безопасности ООН. Это не мы придумали 11 резолюций Совета управляющих МАГАТЭ… Так как же может быть, что международное сообщество ошибается, а Иран прав?”

“Евроньюс”: “Спасибо вам, господин Росс, за ваши ответы”.