Срочная новость

Срочная новость

Кровавый след Шакала

Сейчас воспроизводится:

Кровавый след Шакала

Размер текста Aa Aa

По-прежнему дерзкий, несмотря на возраст и 17 лет проведенных в заключении, Ильич Рамирес Санчес, он же Карлос Шакал 62- летний венесуэлец предстал 7 ноября перед французским правосудием, чтобы ответить на обвинения в осуществлении серии терактов на французской территории в начале 80-х годов.

В апреле 1982 года заминированная машина взорвалсь на парижской улице Марбёф перед редакцией газеты “Эль Ватан аль-Араби”. Один человек погиб 63 были ранены. Месяцем раньше 5 человек погибли и 77 были ранены при взрыве бомбы в поезде Париж-Тулуза.

31 декабря 83 года взрывы в скоростном поезде Марсель-Париж и на марсельском вокзале Сан-Шарль привели к гибели 5 человек. Еще 50 получили ранения.

Сам Карлос никогда не признавался в этих преступлениях, но и никогда не отрицал, что совершил их он, тот кто создал Организацию Революционеров Интернационалистов. В разгар холодной войны он пользовался поддержкой ГДР, предоставлявшей ему оружие и убежище, а также покровительством Сирии, Ирака и Йемена.

Главным деянием Шакала, сделавшим из него

героя в глазах арабских революционеров, палестинцев и левых экстремистов стала операция по захвату штаб-квартиры ОПЕК в Вене в 1975 году.

21 декабря Карлос во главе группы боевиков взял в заложники несколько десятков человек, в том числе 11 министров стран-членов ОПЕК. После нескольких дней переговоров, боевики получили самолет и вылетели в Алжир, где отпустили заложников.

Террористическую деятельность Карлоса пресекли французские полицейские, захватившие его в 1994 году в Судане. В 1997 году он был приговорен к пожизненному заключению за убийство двух полицейских и их информатора в 1975 году в Париже.

Его адвокат, на которой Карлос женился, не согласилась с решением суда

“Конечно это был политический процесс. Доказательство этому то что он был нелегально похищен французской политической полицией в Хартуме”,- заявила после окончания процесса Изабель Кутан-Пейре.

Почти тоже самое говорил умерший в 2003 году отец Карлоса Хосе Рамирес. Этот преуспевавший адвокат, не видевший сына с 1974 года, не верил в справедливость решения суда.

“Мой сын не террорист, он герильеро, революционер, который посвятил много лет своей молодости борьбе за дело палестинского народа”.

Однако французское правосудие придерживается совершенно иной точки зрения.