Срочная новость

Саммит ЕС породил договор "27 минус 1"

Сейчас воспроизводится:

Саммит ЕС породил договор "27 минус 1"

Размер текста Aa Aa

Премьер-министр Дэвид Камерон оставил Великобританию в стороне от общеевропейской борьбы за финансовую стабильность и процветание под знаменем нового бюджетно-налогового договора. Пока свои подписи под ним обещали поставить все страны зоны евро; к этому склоняются еще 9.

Им придется вместе ужесточить финансовую дисциплину, отдавать свои государственные расходы под централизованный контроль, вводить налоги. В отличие от островного Соединенного Королевства, страны континентальной Европы, похоже, готовы передать еще часть своего суверенитета Брюсселю.

“Имеется 26 стран, которые хотят быть членами этого договора, находящегося за рамками договоров о Евросоюзе, – сказал эксперт Центра исследований европейской политики Петр Качильский. – Единственная страна, оставшаяся вне этого нового правового режима, – это Соединенное Королевство. В зависимости от того, каким будет окончательное соглашение, оно может ознаменовать начало выхода Великобритании из европейской интеграции”.

Административная столица Европы и так переполнена чиновниками, аналитиками и журналистами. Нетрудно предвидеть дальнейшее разбухание брюссельской бюрократической машины вследствие решений саммита.

“Теперь у нас будет соглашение между 17-ю и еще несколькими странами, которое потребует новых институтов, сложной структуры, своих президентов и глав организаций, – сказал сотрудник Центра за европейскую реформу Хьюго Брейди. – Эти бюрократы будут бороться друг с другом. Все это не будет способствовать ясности задач, завоеванию доверия и проведению жесткой политики, которая потребуется очень скоро”.

Армия юристов будет теперь корпеть над текстом нового договора, его будут изучать в странах-кандидатах. Тем временем неопределенность с будущей конфигурацией Европы сохраняется.

“Британия отвергла договор, и похоже, оказалась в изоляции, передает корреспондент “евроньюс” Гюльсум Алан. – Лидеры остальных стран, не сказавшие “да”, хотят вначале заручиться поддержкой своих парламентов. Таким образом, еще одним поводом для беспокойства для Евросоюза становится вопрос: когда завершится этот процесс ратификации?”