Срочная новость

Срочная новость

Египет: какое место в новом обществе займут женщины?

Сейчас воспроизводится:

Египет: какое место в новом обществе займут женщины?

Размер текста Aa Aa

В египетской революции женщины оказались на передовой. Но будет ли услышан их голос в дальнейшем? Здешнее общество по-прежнему консервативно и патриархально. Демократия -вопрос будущего. Женщины и политика в новом Египте. Об этом в программе “Репортер”.
 
 
С января по ноябрь египетская революция объединила множество людей на ставшей теперь знаменитой площади Тахрир. Женщины всех возрастов, из бедных и богатых семей, разных вероисповеданий требовали перемен и настаивали на своем участии в строительстве новой страны.
 
Смогут ли египтянки осуществить свои замыслы в в обществе, которое по-прежнему остается консервативным?
 
Давайте, немного отвлечемся от столичных волнений и потрясений, и направимся в деревню Вердан, в провинции Гиза, в 70 километрах от Каира.
 
Здесь, всего несколько недель назад, было создано первое профсоюзное объединение египетских женщин-фермеров. До революции это было незаконным и невозможным.
  
“Деревня, действительно, нуждалась в такого рода организации”, – объясняет эта женщина, чья семья обрабатывает государственные угодья.
 
“Инструменты, удобрения, семена, а так же социальные услуги, школы, здравоохранение…Здесь нет ничего!Революция ничего не изменила.”, – сетует она.  
 
Фтух Махмуд Хтоб:
 
“У женщин нет никаких привилегий, более того, они – жертвы. Есть женщины с двумя, тремя детьми, которые получают пособия, но они ничтожны. Вдовам, например, выплачивают всего по 90 египетских футов. Но это ничто! Что на эти деньги купишь? Пирожное? А что делать с землей? Ничего! Мы задыхаемся! Я мучаюсь, потому что не в состоянии приобрести ни удобрения, ни что-либо еще, чтобы жить как-то достойно! Фермеры измучены. У меня даже платья надлежащего нет, чтобы одеться на праздник!”
  
Бюрократия, коррупция, безработица, бесконечные проблемы в сферах образования и здравоохранения. Все это наследие старого режима, которое продолжает беспокоить население.
 
Среди наиболее активных борцов за перемены в сельскохозяйственных районах Египта партия Свободы и Справедливости, представляющая на парламентских выборах движение “Братья мусульмане”.
 
Азза эль-Гарф одна из кандидатов от этой партии.
За несколько дней до голосования многие
пришли на митинг, участие в котором приняли только женщины.
 
Приоритеты кадидата – работа и образование для женщин, при условии, что это не нанесет урон семейным ценностям.
 
Права женщин, считает эль-Гарф, не должны быть завоеваны путем позитивной дискриминации. Ряд законов, в том числе о разводе, должны быть пересмотрены.
 
Эль-Гарф:
 
“Это не справедливо! Женщины принимают участие в выборах, а затем возвращаются домой и остаются там. Нужно, чтобы женщины играли активную роль в обществе.”
 
“Кроме того, от прежнего режима остались дискриминационные законы, как в отношении женщин, так и шариата, исламского права. Например закон, который обязывает женщин, а не мужчин, заботиться об образовании детей. Или же закон об опеке над детьми. Есть множество вещей, касающихся семьи, в которые вмешались старые власти, и все эти законы не соответствуют нормам шариата. Чтобы наше общество было сбалансированным, необходимо бороться с так называемой положительной дискриминацией, будь она в пользу мужчин или женщин.”
 
Сторонники партии Свободы и Справедливости стремятся к модернизации, но не разделяют взглядов радикальных исламистов, говорят эти женщины. Они хотят изменить негативный образ страны, сложившийся в годы правления Мубарака.
 
Ом Айман:  
 
“Раньше мы имели коррумпированную власть. Однако теперь, когда появляются свобода и перемены, Египет, наконец, покажет свое настоящее лицо. Мы продемонстрируем то, что египтяне – цивилизованный, открытый миру народ, что наши хиджабы не препятствуют нашему участию в политической жизни, не мешают нам выходить из дома и активно возрождать нашу страну.”
 
Амаль Ибрагим: 
 
“Мы получили свободу на площади Тахрир! И там сложилась наша модель, модель египетской женщины. На Тахрире были исламисты, но были и те, кто не носит ни платков, ни хиджабов. То, что произошло там, позволяет говорить во весь голос. Мы благодарны тому, что встретили этих женщин и говорили с ними. Они изменили наше прежнее представление о женщинах.”
 
Свободные женщины с площади Тахрир… И все же их голоса повисают в воздухе, а сами они натыкаются на стену дискриминации. Согласно исследованиям, проведенным международными правозащитными организациями, до равенства в правах мужчин и женщин Египту еще очень далеко.
 
Известная журналистка и оппозиционер Ботанья Камель активно борется против правления военных. В числе ее приоритетов, помимо прав женщин, равенство между полами.
 
Ботанья Камель – единственная женщина в Египте, ставшая – кандидатом на пост главы государства: 
 
“Мы обязаны сделать первый шаг. Мы должны рассказывать египетскому народу о равенстве. День за днем. Сначала меня, с моими идеями, принимали за сумасшедшую. Но сейчас, это реальность, это факт. И мы будем работать! Всегда!”
 
У женщин Египта множество проблем. Одна из самых насущных – насилие, в том числе и сексуальное. В этом плане Египет одна из самых неблагополучных стран.
 
Нередко в совершении преступлений подобного рода обвиняют полицию и военных. Широкий резонанс получил факт принудительной “проверки на девственность” арестованных в январе женщин и девушек, принимавших участие в акциях протеста. Но только одна подала жалобу.
 
С участницами ноябрьских демонстраций мы беседовали о роли женщин в построении нового общества. Но многие отказывались от интервью.
Поздним вечером на площади Тахрир, мы наконец, нашли тех, кто согласился говорить перед камерой. Джамиля Исмаил – независимый кандидат на парламентских выборах.
 
Нынешней ночью она пришла сюда, в полевой госпиталь, чтобы узнать о пострадавших во время последних столкновений с военными.
 
По словам Джамили Исмаил, помимо борьбы за права женщин, у египетского общества есть и другие, более насущные задачи:
  
“Когда я иду в мой округ, меня не останавливают женщины и не требуют “нам нужны наши права”! Такого я никогда не слышала. Они говорят “я хочу, чтобы мои дети получили хорошее образование, мне нужен дом, нужны лекарства и хорошая медицинская помощь.”
 
“И мужчины, и женщины жили за гранью возможного. Их били, их оскорбляли, их сажали за решетку. Их лишали прав, причем, и женщин, и мужчин одновременно; все последние 60 лет. Их просто игнорировали. Сегодня они почувствовали свободу. Они понимают, что могут что-то изменить. Они хотят перемен и добьются своего. И мужчины, и женщины сражаются вместе за то, чтобы их жизнь стала лучше.”
 
Некоторые опасаются, что по завершению активной фазы революции, женщины принимавшие участие в борьбе, останутся в стороне, а их права снова будут ущемлены. Но есть и те, кто смотрит на роль женщин в новом обществе с оптимизмом.
 
Революция сломала стереотипы, считает Салли Сами, правозащитница и блоггер. Ее поколению предстоит изменить менталитет, но во всех сферах жизни есть еще и неотложные задачи.
 
Салли Сами:
 
“Если мне предстоит выбирать между борьбой за права женщин и борьбой за устранение военных судов, я выберу последнее. Это касается всех нас и мужчин, и женщин. И эта борьба должна стать приоритетом, ведь мы говорим о тысячах людях, которые несправедливо осуждены и сидят в тюрьме.”
  
Многие считают, что женщинам нельзя упускать момент, что они должны добиваться своего заслуженного места в построении нового общества и возрождении страны.
 
Активистка организации Human Rights Watch’s в Египте Хеба Мураеф уверена, что женщины должны быть представлены во всех сферах жизни; в политике, экономике, судебной системе. Только так возможно добиться реальных перемен.
 
Хеба Мураеф:
 
“Во время январских протестов впервые тысячи женщин покинули свои дома и вышли на улицы, чувствуя себя при этом в безопасности. Они поняли, что могут участвовать не только в демонстрациях, но и в будущем страны.
 
Однако впоследствии, в большинстве случаев, женщин не включили в процесс принятия решений. Между тем, именно это необходимо сделать. И начать надо с правительства, где должны быть представлены женщины, причем не на традиционно женских постах – по делам солидарности и материнскому вопросу, а на ключевых. Вопрос об участии женщин в политической жизни должен стать вопросом национального уровня.”