Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Известный правозащитник поддерживает право на протест


Eвропа

Известный правозащитник поддерживает право на протест

Алекс Тейлор: “Даже если экономическая европейская модель на данный момент не может служить безусловным примером для остальных стран мира, все же, у Старого Света есть чему поучиться. Европа гордиться тем, что стоит на страже своих традиционных ценностей, в особенности тех, что касаются прав человека.

Европа не стесняется указывать другим странам на проблемы в этой области. Но каких успехов в сфере прав человека достигла сама Европа?

Приглашенный в нашу программу гость ведет большую работу в области прав человека. И он готов ответить на ваши вопросы в программе I Talk. С нами на связи из Лондона Питер Татчел, который приобрел известность в 2001 году во время попытки ареста президента Зимбабве Роберта Мугабе. У нас к Вам много вопросов. Итак, начинаем.”

Вопрос1: “Здравствуйте, Меня зовут Лейла, я из Бельгии. Европа существует без границ, но до сих пор в нашем сознании есть некие барьеры. Я бы хотела узнать у вас, как борца за права человека, что с этим делать? Как повлиять на людей, чтобы они перестали думать об этих границах?

Алекс Тейлор: “Имеем ли мы право указывать Китаю и другим странам мира на ситуацию с правами человека и призывать всех остальных брать с нас пример?”

Питер Татчелл: “С моей точки зрения, Запад не должен говорить другим странам, что необходимо делать. Мы должны понимать, что каждое государство на нашей планете, которое является членом Организации Объединенных наций, имеет обязательства по соблюдению всеобщей декларации прав человека. Практически каждая страна подписала целый ряд соглашений по правам человека и с каждого государства, включая нас, можно требовать выполнения взятых на себя обязательств.”

Aлекс Тейлор: “Хорошо, следующий вопрос для Питера Татчелла.”

Вопрос2: “Здравствуйте, меня зовут Мало, я живу в Брюсселе. Вот о чем хочу спросить. Недавно с друзьями проводили вечеринку в заброшенном доме. Так нас разогнала полиция с дубинками и со слезоточивым газом. И мне интересно, до каких пределов в обыденной жизни распространяется власть государства и действия полиции? “

Aлекс Тейлор: “Этот вопрос задают все чаще. Что можно сказать по поводу прав человека, прав граждан в момент их “общения” с органами правопорядка. А этого в Европе мы видим все больше.”

Питер Татчелл: “Я считаю, что в нынешний период экономической нестабильности и социальных потрясений крайне важно соблюдать принципы свободы слова и право на проведение протестных акций. Дело не в том, согласны Вы или нет с сутью протеста, а в том, что человек имеет право на выражение своего собственного мнения. Я полагаю, что все эти протесты привлекают внимание властей к проблемам экономического неравенства и недостаткам существующей экономической модели.

Европа должна сменить курс; свободный капиталистический рынок не работает. И европейцы и люди, живущие за пределами Европы разочарованы. Вот, этим утром, миллионы людей во всем мире проснулись без нормальной питьевой воды. А так быть не должно. Мы должны найти средства, чтобы каждого обеспечить чистой питьевой водой.”

Aлекс Тейлор: “А сейчас еще один вопрос для Питера Татчелла.”

Вопрос3: “Здравствуйте, мистер Татчелл! Меня зовут Николя. Я камерунец, живу в Брюсселе. Создается впечатление, что Европе у гомосексуалистов нет проблем. Я бы хотел узнать какие меры принимаются здесь, чтобы искоренить дискриминацию в отношении геев и лесбиянок?”

Aлекс Tейлор: “Вы участник кампании за права гомосексуалистов. Сейчас 20011 год. Все проблемы решены?”

Питер Татчелл: “Потрясает то, что в такой стране как Камерун идет охота на гомосексуалистов и широко распространено тюремное наказание для тех, кого обвиняют в гомосексуализме, причем, часто бездоказательно. Это противоречит Африканской хартии прав человека, которая грарантирует равенство и отсутствие дикриминации, а так же конституциям многих стран мира.”

Алекс Тейлор: “Да, но, помимо критики, что может предпринять Европейский Союз?”

Питер Татчелл: “Я думаю, мы должны поддерживать защитников прав человека и организации геев и лесбиянок в странах, где есть подобные проблемы. Только они могут помочь что-то изменить. Поэтому нам необходимо объединиться и оказывать поддержку людям, которые пытаются это сделать.”

Aлекс Тейлор: “В продолжение темы у меня есть вопрос от Сергея из России, который не хочет появляться на экране. Речь идет о законопроекте, который в некотором роде напоминает 28 статью в 80-ые годы в Британии. Она запрещала пропаганду гомосексуализма. Как Европа может выразить свой протест?”

Питер Татчелл: “Представленные в ряде городов и регионов законопроекты противоречат российской конституции, а так же обещаниям России соблюдать множество международных конвенций по правам человека, в частности, Европейскую конвенцию о правах человека.

Совершенно очевидно, что любая попытка помоешать гомосексуалистам создавать свои организации и выражать свою точку зрения противоречит правам человека. И очень важно, чтобы правительства европейских стран и, в особенности, Совет Европы оказали давление на Россию, в плане соответствия своей конституции… И снова мы должны поддерживать активистов геев и негомосексуалистов в России, которые выступают против подобных законов. Именно они могут эффективно бороться и одержать победу в этой борьбе. Но им нужна наша поддержка и сила.”

Алекс Тейлор: “А сейчас вопрос, который касается непосредственно Соединенного королевства.”

Вопрос 4: “Вопрос мистеру Питеру Татчеллу. Зовут меня Ясима, я из Брюсселя, мне 30 лет. Я бы хотела узнать, на ваш взгляд, что нужно делать Британии, чтобы улучшить положение иммигрантов из африканских стран и в особенности как увеличить квоту на въезд в Великобританию жителей этих государств?”

Aлекс Тейлор: “На фоне экономического кризиса все меньше внимания уделяется правам мигрантов.”

Питер Татчелл: “Здесь кроется две проблемы. Одна касается прав мигрантов. Другая проблема – беженцы. Причем обе они крайне актуальны для всех европейских стран. Мы должны найти оптимальный способ принять тех, кто прибывает в нашу страну и предоставить мигрантам необходимые возможности. В особенности тем, кто подвергался преследованиям у себя на родине. В этом случае мы должны убиться, что эти люди получат убежище. Я полагаю, что идея воздвигать границы и препятствия – это шаг назад. Это не поможет европейцам. У нас нет морального права сказать:, мол, знаете не белым нет места в Европе. Нас с Африкой и с другими развивающимися странами связывают долгая история. И на мой взгляд мы должны поддерживать хорошие отношения с этими странами. Мы должны признать тот факт, что определенное число жителей развивающихся государств прибывают в нашу страну и выполняют важные и ценные задачи, стоящие перед нашей экономикой. Пример тому британское здравоохранение: без медсестер, санитаров и врачей из развивающихся стран эта сфера просто не функционировала бы. Эти люди ценный капитал; они помогают оказывать населению медицинские услуги.”

Aлекс Тейлор: “И в завершении вопрос, который поступил к нам в письменной форме. Пожилые люди, многие из которых страдают болезнью Альцгеймера и права человека? Станет ли остро этот вопрос на повестку дня в будущем? В Европе в этом отношении дела обстоят лучше чем в других странах?”

Питер Татчелл: “Я постоянно убеждаю и призываю внести поправки в Европейскую Конвенцию по правам человека. Речь идет о статьях, касающихся защиты от дискриминации, в том числе дискриминации, связанной с возрастом. Да, действительно, стареющему населению предстоит бороться с целым рядом проблем; и болезнью Альцгеймера и другими дегенеративными заболеваниями, лечение которых как на дому, так и в специализированных учреждениях обходится дорого. Проблема, с которой мы сталкиваемся, проблема национального масштаба. Пожилые люди не должны быть ущемлены в правах.”

Aлекс Тейлор: “Спасибо большое Питеру Татчеллу. До новой в стречи с “Евроньюс” в программе I-Talk. Подробности на нашем веб-сайте.”