Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Испанцы и баски: придет ли прощение?


Испания

Испанцы и баски: придет ли прощение?

Многолетняя борьба баскских сепаратистов за создание независимого государства привела к смерти более 800 человек. Так или иначе конфликт затронул судьбы тысяч местных жителей .

Муж Кати Ромеро Альфонсо Морсильо работал полицейским в Сан-Себастьяне. Его убили 15 декабря 1994 года.

Сегодня отказывается давать интервью на улице. Предпочитает, чтобы соседи не видели ее перед телекамерой.

“Когда я думаю о случившемся, конечно же, меня наполняет грусть. В отличие от политиков, которые могут вздохнуть облегченно, узнав, что ЭТА прекращается вооруженную борьбу, у меня это сделать не получается. Мне позвонил один французский журналист, сообщил новость, а я тут же вспомнила Альфонсо. Он был моим мужем, моим другом и просто замечательным человеком. Я подумала, что его убили как раз 16 лет назад и что если бы ЭТА прекратила свою войну, например, 20 лет назад, с моим мужем ничего бы плохого не случилось.

Должна ли я кого-то простить? Я даже не знаю. Мы никого не трогали, не участвовали ни в какой конфронтации. Конечно, все эти слова “конфликт”, “конфронтация”, “примирение” звучали, но применительно к кому? Меня же никто не просил о прощении.

Баски хотят переписать историю. Пытаются уверить нас, что в этом конфликте будто бы было две враждующих стороны. Но лично я никогда ни с кем не конфликтовала. Ни я, ни Альфонсо. У них же своя точка зрения. И поэтому они пытаются переписать историю, но, надеюсь, люди на это не купятся”.

У басков своя правда жизни. Телуи Морено – отец 23-хлетнего Икера. Молодой человек был арестован по подозрению в связях с сепаратистами и уже около года в ожидании судебного разбирательства находится в тюрьме. Морено уверяет, что его сына пытали:

“Что по-настоящему несправедливо, так это то, что испанские власти отправляют заключенных в самые дальние от дома края. Это, видимо, форма мести. И родственникам арестованных приходится тратить много денег на поездки, чтобы увидеться в близкими, оказавшимися в тюрьме.

Что касается истории моего сына, могу сказать, что его пытали пять дней. И моя боль от того, что я знаю: его мучители живы и получили награду за их “работу”, за то, что арестовали восемь человек и потом пять дней держали, связав и надев на голову мешки. Вот об этом думать больно и тяжело”.

Болью и тяжестью были наполнены все прошедшие сорок лет конфликта, которые и испанцам, и баскам будет вряд ли просто забыть.

“Сегодня очень важный день для все жертв этого конфликта. Впервые за несколько десятилетий противостояния в конце туннеля появился свет. Из Сан-Себастьяна, от памятника жертвам террора и насилия, Хавьер Виллагарсия, Евроньюс”.