Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Женщины приходят в топ-менеджмент


focus

Женщины приходят в топ-менеджмент

“Что, если…” – так озаглавлен в этом году Женский форум во французском Довиле. Он собрал тысячу четыреста участниц и участников из восьмидесяти стран – рекорд для этого мероприятия, на которое съезжаются видные деятели политики, экономики, коммерческого управления, образования и культуры.

Что, если женщины смогут разрушить ту невидимую преграду, которая мешает им подняться на верхнюю ступень организационной иерархии?

Сегодня в Европейском союзе женщины занимают лишь одно из десяти кресел в органах управления крупных предприятий. В девяноста семи процентах случаев главой компании является мужчина.

При этом 60 процентов выпускников вузов – это женщины.

Одна из гостей форума, вице-президент Еврокомиссии по вопросам юстиции Вивиан Рединг, считает это положение вещей несправедливым: “Все научные доказательства подтверждают, что женщины во главе предприятия означают для него более высокие доходы. Я дала европейским компаниям время до марта следующего года для того, чтобы они добровольно воспользовались этой ценной возможностью, без политического давления. Если перемен не будет, тогда нам, наверное, придётся задуматься о введении квот в европейское законодательство”.

Пять стран-членов ЕС уже обязали крупные предприятия включать в свои советы директоров тридцать-сорок процентов женщин.

Среди них – Франция, решение которой было основано на докладе Бриджит Греси. “Квоты открывают дверь, а дальше роль играет профессионализм”,- говорит она.

Введение квот, как обнаружилось, может оборачиваться довольно неожиданными последствиями.

“Появляется тенденция общего роста профессионализма, что очень любопытно”,- объясняет Бриджит. “Когда возникает необходимость назначать женщин на административные посты, руководство предприятий задумывается о том, где брать достаточно компетентных сотрудниц. В результате проводятся курсы повышения квалификации, открытые, разумеется, как для женщин, так и для мужчин, так как у нас половое равноправие. В результате навыки растут у всех”.

В 1980-х годах журналистка Кристин Окрен стала одним из первопроходцев в мире мужчин, контролировавших французские СМИ.

“Проблема обоснованности позиции женщины возникает и будет возникать всегда и на любых уровнях”,- считает Кристин. “Это справедливо как для средств массовой информации, так и для любых других областей деятельности. Для мужчины всё проще – ему достаточно просто добиться определённого уровня, определённой репутации, и дело в шляпе”.

Специалисты считают, что корень проблемы – в психологических отличиях между мужчинами и женщинами.

“Женщины чаще говорят “мы” вместо “я”,- отмечает Лоранс Дежуани. “Такая скромность заставляет их задавать вопросы, когда они чего-то не понимают, в то время как мужчины ведут себя так, словно они всё поняли, и женщины по сравнению с ними выглядят менее профессионально, даже если в группе у всех возник один и тот же вопрос. Это приводит к взаимному непониманию – мужчины считают, что женщины не амбициозны и не стремятся к власти”.

Анн Глемарек, euronews: “Если женщинам пришлось привыкать к профессиональным кодексам мужчин, то самим мужчинам присутствие женщин открыло новый для них образ мысли”.

Для наведения мостов предприятия всё чаще обращаются к помощи персональных тренеров.

“В женском мире есть такие вещи, как интуиция, ощущения, эмоции, которые до сих пор, как считалось, не имели места в бизнесе. Но в последние годы ко мне всё чаще обращаются руководители предприятий, которые хотели бы, чтобы мужчины научились учитывать эти факторы при работе с информацией, в их карьере, в оценке окружающих и так далее”,- говорит Марин Буа.

Изменение менталитета особенно заметно у молодёжи, что частично объясняется социальными сетями, где все общаются на равных.

“В социальных сетях мы видим оружие массового созидания равенства путём диалогов, путём общения мужчин и женщин”,- говорит социолог Мишель Ладе. “Это будет иметь свои последствия для предприятий, поскольку это равенство возникает уже в возрасте пятнадцати, семнадцати, восемнадцати лет – и этот процесс будет продолжаться”.