Срочная новость

Предвыборные выборы

Сейчас воспроизводится:

Предвыборные выборы

Размер текста Aa Aa

Во вторник во Франции в протестах против правительственного плана экономии приняли участие до 270 тысяч человек. Для организованного профсоюзами дня действий это мало.

В тоже время двумя днями раньше 2,5 миллиона французов пришли на участки для голосования, чтобы на первичных выборах Социалистической партии определить кандидата в президенты.

Означает ли это что французы, в связи с приближающимися выборами, начинают отдавать предпочтение праву голоса, а не уличным манифестациям?

Очевидно одно, организовав первичные выборы французская соцпартия показала избирателям, что видит наступивший кризис доверия к политикам.

Во время дебатов оба партийных лидера, вышедших во второй тур и Мартин Обри и Франсуа Олланд напомнили об этом.

“Народ хочет выбирать, он не хочет чтобы ему подсказывали готовое решение,- подчеркнула Мартин Обри.- Именно поэтому я настаивала на первичных выборах, чтобы не мы договаривались между собой,а французов сделали свой выбор”.

“Мы рассчитывали на миллион избирателей, – напомнил Франсуа Олланд.- Пришли и проголосовали с энтузиазмом и ответственностью 2,7 миллиона человек. И нужно быть на высоте их ожиданий”.

Французы не первые европейцы, организовавшие первичные выборы. До них итальянские левые применили такую практику. Впервые в национальном масштабе это было сделано в 2005 году. С тех пор это стало привычкой, которую лидеры итальянских левых объясняют желанием сменить коррумпированных политиков, воплотив чаяния народа.

Именно эти чаяния привели в мае этого года к возникновению движения протеста в Испании. Оно стало выражением желания его участников

избавиться от существующего класса политиков, покончить с двухпартийностью и коррупцией. 89% испанцев глубоко уверены, что нынешние политические партии совершенно не волнует мнение людей. Во Франции так считают 83% избирателей.

Итальянские и французские первичные выборы свидетельствуют, что представительная демократия набирает силу, полностью меняет форму деятельности партий и их активистов, а избирателям возвращает чувство причастности к политической жизни.

Даниэль Буа: сблизить людей и политиков Евроньюс: “Мы видим, что в Европе наступил настоящий кризис доверия: люди, в целом, не доверяют политическим партиям. Могут ли “праймериз”, которые провели социалисты во Франции, помочь восстановить связь между избирателями и политиками? Мы беседуем на эту тему с Даниэлем Буа – аналитиком Центра политических исследований в Париже. “Праймериз” социалистов во Франции оказались успешными. Такой краткий анализ можно сделать после третьих и последних дебатов между кандидатами. Почему по-вашему? Буа: “Политические партии во Франции не представляют много людей. Членами партий являются не более одного или двух процентов французов. Это низкий показатель. Ранее политика выбирали активисты партии для участия в президентских выборах (а это очень важные выборы во Франции), и рядовые члены не чувствовали, что можно действительно выбрать внутри партии того или иного кандидата. “Праймериз” имитируют американский механизм, это давний механизм в США. Я полагаю, что на французов произвели большое впечатление “праймериз” с участием Обамы и Хиллари Клинтон. Они дают людям новый механизм принятия решений. Вы не только голосуете в официальный день выборов, но уже раньше можете выбирать между различными кандидатами. Я полагаю, что этот механизм французы восприняли с энтузиазмом, о чем свидетельствовало участие в “праймериз” большого числа людей, которые заявили о своих левых взглядах. В некотором роде, было больше демократии”. Евроньюс: “Глубокий кризис наблюдается везде в Европе, не только во Франции. Могут ли подобные “праймериз” примирить людей и политиков?

Буа: “Примирить”, возможно, слишком сильно сказано. Настоящее примирение, по-моему, это тогда, когда можно найти людей, которые были бы компетентными и близкими к народу. Ясно, что европейцы именно этого и хотят: иметь лидеров, близких к ним, лидеров без проблем, без коррупции. И эти лидеры должны знать, как решить проблему номер 1 – проблему экономического, финансового кризиса. Сейчас же пока, полагаю, мы не нашли таких чудо-людей. Мы видим быстрые изменения политических взглядов. Люди сначала доверяют одному лагерю, потом другому. И они не видят реальных решений. Для политиков же решение связано с улучшением экономической и финансовой ситуации в различных европейских странах”.

Евроньюс: “Является ли это для французских левых способом борьбы с популизмом, попыткой сделать так, чтобы люди не голосовали за крайне правый Национальный фронт? Буа: “Ну я не думаю, что это заставит некоторых недовольных не голосовать за Национальный фронт. Вопрос в том, сколько таких недовольных в процентном отношении? Сможет ли это число изменить картину первого тура президентских выборов, как в 2002 году, когда крайне правый кандидат вышел во второй тур.

Сейчас мы этого не знаем. Популизм подогревается слухами, идеями реванша, а не публичными дебатами. Я не уверен, что эта часть населения, которая сердита на политиков, интересуется политическими дебатами. Возможно, я немного пессимист, но я не уверен, что это повлияет на популизм, который можно видеть в Европе и во Франции, в частности”.