Срочная новость

"Моральная ошибка" Доминика Стросс-Кана

Сейчас воспроизводится:

"Моральная ошибка" Доминика Стросс-Кана

Размер текста Aa Aa

13 миллионов французских телезрителей посмотрели первое большое интервью Доминика Стросс-Кана с момента его ареста в США. Оно вызвало самую разнообразную реакцию: отвращение у феминистских организаций, замешательство среди политиков, скептицизм у людей с улицы. Множество раз Стросс-Кан обращался к докладу прокуратуры в подтверждение своих слов:

“В том, что произошло, не было ни насилия, ни принуждения, ни нападения, ни какого-либо преступного деяния, – это слова прокурора, а не мои”.

А вот что дословно написано в докладе прокурора:

“Физические, научные и прочего рода доказательства свидетельствуют, что обвиняемый совершил одиночный половой акт с обвинительницей. Но это не позволяет утверждать, что имели место насильственные действия без обоюдного согласия”.

Также прокуратура отвергла жалобы горничной, на якобы причиненные ей травмы. Хотя они были зафиксированы при ее первичном осмотре в больнице, но ничто не подтверждает, что в частности повреждение плеча, стало результатом сексуального насилия. Травмы могли быть нанесены и до ее встречи с ДСК.

Доминик Стросс-Кан напоминает: “В этом заключении прокурор говорит: “Она предложила столько различных версий происшедшего, что я не могу больше верить ни одному слову. Практически во время каждой беседы с ней она врала”.

“Характер и число лживых утверждений обвинительницы, не позволяет нам доверять ее версии происшедшего, ставя под сомнения факты, каковыми бы они ни были на самом деле”, – говорится в докладе прокурора.

Отвечая на вопрос телеведущей о вероятности того, что события, которые привели к скандалу, были подстроены, Стросс-Кан не исключил такой возможности. “Ловушка? Возможно. Заговор? Увидим”, – сказал он. – “На странице 12 доклада прокурор заявляет, что Кеннет Томпсон, адвокат Нафиссату Диалло, получил информацию о перемещениях в гостинице”.

Кто мог передавать такую информацию в докладе прокурора не говорится, но на странице 12 действительно подтверждается, что “записи о том, кто входил и кто выходил из гостиничного номера 2820 были переданы адвокату Диалло, кем то неизвестным”.

Был заговор или нет, но Доминик Стросс-Кан признал, что все могло быть по-другому не соверши он того, что сам назвал “

“неподобающей моральной ошибкой”.