Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Лейла Шахид: "В палестино-израильском конфликте настал момент истины!"


Мир

Лейла Шахид: "В палестино-израильском конфликте настал момент истины!"

После десятилетий израильской оккупации, двух интифад и проваленных мирных переговоров руководство палестинской автономии готовит заявку в ООН о признании её независимым государством. Для самих палестинцев речь идёт о гонке со временем: Израиль продолжает строительство поселений на Западном берегу, так что от территории будущего Палестинского государства могут остаться лишь лоскуты. С другой стороны, время играет и против Израиля. Быстро растущее палестинское население может подтолкнуть еврейское государство к апартеиду.

Израиль выиграл некоторое время, построив заградительную стену, цель которой – остановить террористов-смертников. Его руководство утверждает, что у него нет надёжного партнёра по переговорам, поскольку контроль над территориями поделен между ХАМАС и ФАТХ.

Учитывая, что с территории сектора Газа по Израилю по-прежнему выпускают ракеты, может ли признание ООН независимой Палестины дать новый импульс переговорам или ещё больше усложнит ситуацию? Какова должна быть роль Европы, ведь США вступают в предвыборную гонку, и это рискует отсрочить любое значительное усилие по достижению мира?

Крис Бёрнс: С нами на связи – из здания Европарламента в Брюсселе – Лейла Шахид, постоянный представитель Палестинской автономии при Евросоюзе. Из Иерусалима с нами на связи Марк Регев – представитель израильского премьер-министра Беньямина Нетаньяху. Из Парижа к нам присоединяется Кристиан Малар – репортёр телеканала France-3, обозреватель по Ближнему Востоку.

Крис Бёрнс: Позвольте мне начать разговор с госпожой Шахид. Какими могут быть последствия признания ООН независимого палестинского государства? Даст ли это новый импульс или наоборот, поставит палки в колеса мирного урегулирования?

Лейла Шахид: На мой взгляд, это единственная возможность сохранить мирный процесс. Вы сказали во вступительном слове: мы бежим наперегонки со временем, потому что в реальности поселения, объездные дороги, заградительная стена – всё говорит о том, что после 44 лет военной оккупации Израиль покушается на само пространство, которое однажды должно стать территорией независимого палестинского государства. Эта инициатива оптимальна для создания двух независимых государств.

Крис Бёрнс: Господин Регев, а что Вы думаете об этом?

Марк Регев: Я думаю, что единственной возможностью двигаться в направлении мира и согласия остаются прямые переговоры. И проблема с заявкой палестинского руководства в ООН заключается в том, что оно отвлекает внимание от реального выхода из создавшегося положения – от того, что Израиль и Палестинская автономия должны сесть за стол переговоров и договориться о мире.

Крис Бёрнс: Господин Малар, а что могут сделать европейцы в этой ситуации? Должны ли они воспротивиться такому исходу событий или наоборот – дать “зелёный свет”?

Кристиан Малар: Думаю, французский президент Саркози даст “зелёный свет”, потому что он, как и большинство мировых лидеров, считает, что пришло время нарушить статус-кво. Ситуация стала невыносимой, всё это длилось слишком долго. Пришло наконец время для израильского и палестинского руководства продемонстрировать политическую волю и смелость, чтобы положить конец конфликту, давно ставшему раковой опухолью Ближнего Востока и породившего такие метастазы как ХАМАС, Хезболлах и прочие.

Крис Бёрнс: А какую роль сыграли события так называемой “арабской весны”? Может ли факт признания ООН независимости Палестины привести к растущему движению протеста против палестинского руководства или против израильской оккупации?

Лейла Шахид: На мой взгляд, немыслимо установить новые отношения с арабским миром при том, что этот конфликт останется не разрешён, а палестинцы будут единственными, кто так и не почувствовал ветра свободы. И я хотела бы заявить господину Регеву, что палестинская автономия в течение 20 лет вела переговоры с различными израильскими правительствами, но всё это привело лишь к усугублению ситуации. Именно поэтому палестинцы обращаются в ООН, чтобы продолжить переговоры в оптимальных условиях.

Крис Бёрнс: Спасибо, госпожа Шахид. Господин Регев, насколько серьёзны ваши опасения реальных изменений на палестинских территориях?

Марк Регев: Я хотел бы спросить госпожу Шахид: после 20 лет переговоров мы все глубоко разочарованы отсутствием каких-либо подвижек, но разве вся вина лежит только на нас? Разве Израиль сказал “нет” на переговорах в Кемп-Дэвиде далеко идущим предложениям премьер-министра Барака? Разве Израиль в 2008-м отверг инициативы премьер-министра Ольмерта о возвращении к границам 1967 года, обмене пленными и разделении Иерусалима? Думаю, Палестинская автономия должна взять на себя часть ответственности за провал переговорного процесса.

Лейла Шахид: Да, но тогда ответственность надо нести и за военную оккупацию!

Крис Бёрнс: Ваш ответ на это, господин Регев?

Марк Регев: Я бы сказал, что Израиль сегодня готов к этому, вот уже два с половиной года как мы заявляем, что готовы немедленно приступить к переговорам по всем основным вопросам конфликта: поселения, беженцы, безопасность и законный статус. Однако проблема в том, что палестинское руководство отказывается вступать в переговоры с Израилем. Как же можно достичь мира, отказываясь обсуждать все это с нами?

Лейла Шахид: К сожалению, в этом не вся правда, господин Регев! Но давайте предоставим слово господину Малару, после чего вернёмся к обсуждению этого вопроса.

Крис Бёрнс: Господин Малар, насколько Вы обеспокоены тем, что подталкивание Палестинской автономии к провозглашению независимости может привести к обострению проблем?

Кристиан Малар: Да, это может привести к обострению ситуации. На мой взгляд, все должны задуматься над необходимостью вернуться к Плану арабо-израильского урегулирования, предложенному в 2002 году в Бейруте Лигой арабских государств. На мой взгляд, это не так уж и плохо. Потому что весь арабский мир, то есть 23 государства, признают право Израиля на существование в его границах, но при этом все ключевые вопросы выносятся на обсуждение. Думаю, нам следует вернуться к такому сценарию.

Крис Бёрнс: Но вернувшись за стол переговоров, господин Регев, должен ли Израиль договариваться только с Палестинской администрацией или также с ХАМАС, как то было в случае с Организацией освобождения Палестины, когда та считалась террористической группировкой?

Марк Регев: Мы готовы договариваться о мирном урегулировании со всеми, кто действительно желает жить с нами в мире. ХАМАС, как вы знаете, считается незаконной террористической организацией не только Израилем, но и Евросоюзом, Канадой, США, Японией и Австралией. Даже ООН не ведет политического диалога с ХАМАС. Сначала эта организация должна измениться, провести реформы и выступить за мирное урегулирование конфликта.

Крис Бёрнс: Госпожа Шахид, позвольте мне задать Вам следующий вопрос: как Махмуд Аббас может вести переговоры без ХАМАС?

Лейла Шахид: К сожалению, господин Нетаньяху не заинтересован в переговорах. Я намерена заявить об этом, когда будет проведён референдум, и ХАМАС выскажет своё мнение. Тогда мы сможем согласовать с ним свои позиции. Однако хочу подчеркнуть, что наши действия в ООН – не альтернатива переговорам, это способ защитить наше право на границы, на независимое государство, на Иерусалим…

Крис Бёрнс: Господин Малар, что сейчас должны делать европейцы, чтобы вернуть обе стороны за стол переговоров? Что можно сделать для достижения реального прорыва?

Малар: Насколько мне известно, президент Саркози в данный момент добивается того, чтобы все 27 стран-членов Евросоюза заняли единую позицию при голосовании в ООН. Но я хотел бы добавить вот что: я доверяю господину Аббасу вести переговоры с Израилем. Но я не доверяю ХАМАС до тех пор, пока её члены ведут тёмную игру с Ираном, тайно поддерживающим эту организацию. Так что все мы заинтересованы в сильном палестинском руководстве во главе с Махмудом Аббасом и должны помочь ему вести переговоры с премьер-министром Нетаньяху. И тогда посмотрим, что будет делать ХАМАС.

Крис Бёрнс: Такой короткий вопрос ко всем: можно ли рассматривать господ Нетаньяху и Аббаса как потенциальных партнёров по мирным переговорам? Ваше мнение, господин Малар?

Кристиан Mалар: Да, я рассматриваю их как партнёров по мирным переговорам. И хотел бы добавить: чем больше времени будет упущено без переговоров, тем шире будет разрастаться конфликт, вовлекая народы, имеющие мало общего с палестино-израильской проблемой. Пришло время для израильтян и палестинцев сесть за стол переговоров.

Крис Бёрнс: Спасибо, господин Малар. А что вы скажете, господин Регев?

Марк Регев: Израильский премьер-министр хотел бы добиться мирного соглашения, исторического примирения с палестинцами. С самого первого дня он призывает к возобновлению мирных переговоров. Я думаю, пришло время палестинской стороне вступить в игру и начать договариваться. Но она всегда находит повод, чтобы отказаться от диалога. Я неоднократно призывал палестинское руководство проявить лидерство и приступить-таки к переговорам. Как иначе можно решить все эти трудноразрешимые вопросы?

Крис Бёрнс: Спасибо, господин Регев, и наконец – ваше мнение, госпожа Шахид?

Лейла Шахид: Я уже говорила, что переговоры шли 20 лет. И если мы сегодня обращаемся в ООН и просим её членов, а также страны Евросоюза помочь нам, это объясняется тем, что за 20 лет переговров мы не достигли никакого результата. Прошу заметить: в течение 20 лет и семи изриальских правительств! Пришло время международному сообществу выполнить взятые на себя обязательства, а Евросоюзу – из столицы которого я сейчас говорю – воплотить на практике позицию 27 его членов, которая заключается в признании границ палестинской автономии, столицы в Восточном Иерусалиме и незаконности поселений. Пришло время признать независимое палестинское государство, для всех настал момент истины!

Крис Бёрнс: Да, настал момент истины. Спасибо всем за участие в нашей программе. Время вышло, и я хотел бы поблагодарить гостей студии: Лейлу Шахид, Марка Регева и Кристиана Малара. До следующей встречи! С вами был Крис Бёрнс и спасибо за то, что подключились к нашей “Сети”!