Срочная новость

Срочная новость

Масуд: годовщина, рискующая пройти незамеченной

Сейчас воспроизводится:

Масуд: годовщина, рискующая пройти незамеченной

Размер текста Aa Aa

10-летие гибели афганского полевого командира Ахмада Шаха Масуда отмечается сегодня лишь в его родной стране, а в остальном мире наверняка затеряется на фоне памятных мероприятий в связи с 10-й годовщиной терактов 11 сентября в США.

Меж тем, гибель лидера антиталибского “Северного альянса” от рук подосланных “Аль-Каидой” убийц, маскировавшихся под журналистов, во многом стала предвестником следующего 10-летия, как в самом Афганистане, так и на мировой арене.

Незадолго до гибели Ахмад Шах Масуд посетил США, где предупреждал об опасности режима талибов и угрозе масштабного теракта в самих Соединенных Штатах.

“Мы тогда говорили между собой – как же он был прав! – говорит брат Ахмада Шаха, Вали Масуд. – Он был прав, а вот американские власти, как нам казалось, были наивны, не замечая надвигавшейся угрозы – а ведь он предупреждал их об опасности, исходящей от талибов в Афганистане и Пакистане. Но они по своей наивности остались глухи к его словам. Тысячи людей погибли из-за того, что к человеку с места, знающему ситуацию, не прислушались.”

Талант полководца и интеллект Масуда отмечали даже его противники. О боевом благородстве “Панджшерского льва”, как называли Масуда, вспоминал Руслан Аушев, воевавший в Афганистане в 80-х гг: “Когда я встречался с Ахмад Шахом в 1998 году, мы с ним говорили долго. Он сказал мне поразительную вещь: «Я, говорит, мог же с вами воевать по-другому. Я же мог сбивать ваши пассажирские самолеты. Я же не сбивал пассажирские самолеты. Я с вами воевал, как воевал».

Генерал Валентин Варенников, начальник Группы управления Министерства обороны СССР в Афганистане (1984-1989), по его словам, противился идее о ликвидации Ахмада Шаха, а его самого называл “государственником, за которым идет народ… не зашоренным, не озлобленным: с ним можно нормально говорить и договариваться”.

Однако, парадоксально, через 10 лет после своей гибели Ахмад Шах Масуд остается одинокой фигурой без наследника, а его видение суверенного и объединенного Афганистана, свободного от присутствия иностранных войск, кажется лишь далеким идеалом.