Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Фати бен Шатван: откровения ливийского перебежчика


Мир

Фати бен Шатван: откровения ливийского перебежчика

Фати бен Шатван долгие годы оставался сначала министром промышленности, а затем энергетики в правительстве Ливии. Сегодня экс-министр живет во Франции. В начале апреля он на рыбацком баркасе бежал из страны на Мальту. после того как, по его словам, провел 40 дней в подвале дома в Мисурате, спасаясь от обстрелов.

Получив политическое убежище на Мальте он перебрался в Париж, где с ним и встретился корреспондент “Евроньюс” Риад Муассес

Риад Муассес, “Евроньюс”:
Доктор Фати бен Шатван, добро пожаловать на “Евроньюс”.
Вы много лет были министром промышленности и два года, вплоть до 2006, министром энергетики, после чего расстались с режимом и бежали из Ливии. Почти как в кино: на ливийском судне на Мальту, и с Мальты во Францию. Что толкнуло вас на бегство?

Фати Бен Шатван:
Когда 20 февраля началась революция, я поехал вместе с семьей в Мисурату – город, где я родился. В Мисурате также началось восстание, и он был освобожден. Проведя 45 дней в городе, я решил, как и многие мои друзья, что лучше уехать на Мальту, чтобы служить революции из-за рубежа. На самом деле я не бежал из страны, но некоторые газеты так написали, а я не стал спорить.

“Евроньюс”:
Но возникает вопрос: Фати бен Шатван, Мустафа Абдель Джалиль – министр юстиции, Абдул Фаттах Юнис- министр внутренних дел, все вы стали диссидентами после начала революции. Почему вы не сделали этого гораздо раньше, а ждали пока корова падет, чтобы достать ножи?

Фати Бен Шатван:
На самом деле ливийский режим был крайне суровым. Система безопасности была очень сильной, и никто ничего не мог сделать, даже ливийская оппозиция не смогла ничего сделать за 30-40 лет. Так что выбор был или уехать из Ливии и стать беженцем, или остаться в Ливии и служить своей стране, внутри существовавшей системы.

“Евроньюс”:
В результате народ вышел на улицы, чтобы бороться за свободу, неожиданно для вас – политиков, которые, возможно, могли бы провести реформы в Ливии. Вопрос состоит в том: почему оппозиция обратилась за помощью к НАТО, когда началась революция, хотя в начале попыталась добиться свободы самостоятельно?

Фати Бен Шатван:
На самом деле, как вам известно, революция сначала проходила мирно. Но позднее режим использовал силу, начав убивать людей с невиданной жестокостью. Весь мир был потрясен этой неоправданной жестокостью. Поэтому НАТО и три страны: Франция Великобритания и США пришли на помощь, чтобы спасти ливийский народ. Вспомните Бенгази. Если бы начавшиеся бомбардировки этого города были продолжены, там могли погибнуть от 250 до 500 тысяч человек.

“Евроньюс”:
Но есть те, кто ставит в вину оппозиции или переходному Совету, то, что они попросили Бернара Анри Леви отправиться в Израиль и передать послание, что переходный Совет так или иначе признает Израиль.

Фати Бен Шатван:
Нет, я думаю что это лишь слухи. Я хорошо знаю Совет, его членов и шейха Мустафу, в частности. Невозможно, чтобы они делали такое.

“Евроньюс”:
Вы хотите сказать, что Бернар Анри Леви сам решил отправиться в Израиль?

Фати Бен Шатван:
Да, я думаю, что отправившись в Израиль, он попытался создать шумиху. Я не вхожу в Совет, но могу утверждать, хорошо зная его членов и главу Совета, невозможно, чтобы такое было правдой.

“Евроньюс”:
Давайите коснемся другой темы, которая интересует ливийцев.Мы знаем, что Ливия экспортирует нефть, и это богатая страна. Мы также знаем, что Вы были министром энергетики. Где же деньги Каддафи?

Фати бен Шатван:
Скажу вам откровенно, в последние 10 лет, когда всеми экономическими делами в Ливии занимался сын полковника Каддафи Саиф аль-Ислам, в стране был очень высокий уровень коррупции. Вся экономика была в его руках, и те, кто работал в народном генеральном комитете, получали указания непосредственно от него.

“Евроньюс”:
А его отец с этиму не связан?

Фати бен Шатван:
Подробности мне неизвестны, но насколько я могу судить, Саиф аль-Ислам отвечал за операции, связанные с денежными переводами и сокрытием средств за границей, – это то, что мне известно.

“Евроньюс”:
О какой сумме идёт речь? Можете ли Вы привести цифры?

Фати бен Шатван:
На самом деле, те, кто об этом рассказывают, не называют точных цифр, но если учитывать объёмы нефтедобычи за последние несколько лет, то, по нашей оценке, получается, что сумма похищенного составляет около 200 или 250 миллиардов долларов.

Евроньюс:
Миллиардов долларов?

Фати бен Шатван:
Да.

Евроньюс:
Они были выведены из Ливии?

Фати бен Шатван:
Эти суммы были выведены под предлогом инвестиций и другими способами.

Евроньюс:
Каким вам видится ближайшее будущее Ливии, и близок ли конец Каддафи.

Фати Бен Шатван:
Думаю, что он уже оказался в тисках. Теперь он находится в кольце диаметром в 50 километров, и я думаю, у него есть два возможных сценария: или он продолжит сражаться, и это приведет к огромным человеческим жертвам и материальным потерям в Триполи, или он согласится уехать из Ливии и тогда Триполи будет спасен.

Евроньюс:
Каким вам видится завтрашний день Ливии?

Фати бен Шатван:
Необходимо выработать план, чтобы переходный Совет предложил план для революции, в котором были бы прописаны различные этапы революции: начиная с освобождения территории, через переходный этап и завершая этапом строительства.

Евроньюс:
Но также возникает вопрос о будущих отношениях НАТО и Ливии.

Фати бен Шатван:
Не следует забывать, что НАТО действует в Ливии в соответствии с мандатом ООН, по резолюции государств Объединенных наций. И что НАТО очень помогло ливийскому народу. Я думаю, что без этой помощи число жертв оказалось бы огромным. И я считаю, что в будущем Ливия должна ориентироваться на связи с арабскими странами и странами НАТО, , которые помогали ливийскому народу и спасли сотни тысяч ливийцев.

Евроньюс:
Доктор Фати бен Шаван, Вы планируете занять какой либо пост в будущем правительстве?

Фати бен Шатван:
Я решил отойти от дел и посвятить себя литературе, науке и благотворительности.