Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Мимуна из лагеря Дадааб


Сомали

Мимуна из лагеря Дадааб

Мимуна – пожилая женщина. Она сомалийка, покинувшая свою страну, чтобы оказаться в самом большом в мире лагере беженцев Дадааб, расположенном в Кении. Она бежала от голода и гражданской войны. Гуманитарная помощь до нее не доходила. И выбора не оставалось. Со своей невесткой и дочерью она преодолела долгий путь, чтобы присоединиться к 400 тысячам беженцев, живущих в палаточном лагере ООН.

“Наша семья всегда жила за счет фермы, домашнего скота,- рассказывает Мимуна.- Но все они погибли. Многие члены семьи перебрались вглубь страны. В первую очередь мужчины, им легче сняться с места. Моя невестка потеряла в дороге ребенка. Она родила в машине, и ребенок не выжил. Она тоже здесь в лагере, и еще одна из моих дочерей. Это все что осталось от семьи. Половина погибла”.

Перед тем как попасть в лагерь беженцы должны зарегистрироваться. У них снимают отпечатки пальцев. После этого выдают талоны, по которым они могут получить один раз в день горячую пищу. Беженцев селят в палатках, но Мимуна соорудила рядом еще и навес. Под ним ей лучше спится.

Чтобы попасть сюда Мимуна провела в пути 45 дней и ночей.

“Дорога сюда была непростая, порой очень тяжелая,- говорит Мимуна.- Сначала мы выехали на машине, но в середине пути попали в засаду. У нас отобрали все, что мы имели. Нам пришлось спать на обочине дороги. Мы с невесткой потеряли друг друга. Мы продолжили путь с другими беженцами, и в результате я встретила ее только на кенийской границе. А затем мы оказались в этом лагере”.

“Вот так тысячи мужчин и женщин каждый день стекаются к этому лагерю надежды, покидая землю, от которой им больше нечего ждать, сбегая от засухи, которую трудно пережить, – говорит корреспондент Евроньюс Фарук Атиг.- Эти беженцы, преимущественно сомалийцы, пытаются здесь хоть как то вернуться к жизни. Чтобы добраться до Дадааба многим из них пришлось преодолеть тысячи километров пешком, идти днем и ночью вплоть до полного изнеможения. Здесь они впервые замечают свет в конце туннеля”.

“Здесь безопасно, мы получаем лекарства, многие гуманитарные организации приходят нам на помощь. Жаловаться не приходится, – говорит Мимуна.- Есть палатки, есть где спать. Единственная проблема, нам не позволяют сооружать из дерева наши традиционные сомалийские жилища”.

В палатках удушающая жара. Мимуна, как и тысячи других обитателей лагеря, забросали палатки ветками, соорудив нечто вроде шалашей.

Этот лагерь появился в начале 90-х годов, когда в Сомали началась гражданская война. В то время он был рассчитан на 90 тысяч человек. С тех пор он разросся до размеров большого города, состоящего из палаток и бараков и разделенного на три зоны.

Здесь действет множество неправительственных организаций. Сотрудничество между ними затруднено. Они оказывают медицинскую помощь, обеспечивают продовольствие. Необходимый минимум для жизни. Никакой психологической помощи не предусмотрено, хотя многим она необходима. Мимуна не знает есть ли у нее какое – нибудь будущее, кроме жизни в лагере Дадааб.

“ Я старая женщина и у меня слабое здоровье, ревматизм, все болит,- жалуется Мимуна.- Я чувствую себя все хуже и хуже. Мое здоровье подорвано, к тому же я стала плохо видеть. Теперь я совсем развалина.

Я не вернусь в Сомали, потому что здесь по крайней мере безопасней, побольше еды. Немного конечно, но это лучше, чем ничего. Так что мне незачем возвращаться в ад, который там творится”.