Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Ахмадинежад: "Лишь сумасшедшие стремятся к созданию атомной бомбы"


Мир

Ахмадинежад: "Лишь сумасшедшие стремятся к созданию атомной бомбы"

Президент Махмуд Ахмадинежад все больше оказывается в политической изоляции в условиях жесткой борьбы за власть в Иране. Перспективы его избрания на следующий срок туманны. Страна несет большие потери из-за международных санкций, связанных с ядерными амбициями режима. В эксклюзивном интервью Евроньюс Ахмадинежад постарался избежать характерных для него резких заявлений.

Джон Девис, Евроньюс: Господин президент, я хотел бы начать с захватывающих кадров, которые мы увидели сегодня по иранскому телевидению. Их показывали на всех каналах на Ближнем Востоке и по всему миру: бывший президент Египта на носилках, в клетке. Он обвиняется в коррупции и массовых убийствах. О чем вы подумали, когда увидели эти кадры?

Махмуд Ахмадинежад: Остается сожалеть, что у некоторых руководителей настолько плохие отношения с народом, что они оказываются в таком положении. Очень жаль, что народам приходится добиваться суда над своими лидерами, чтобы достичь некоторого уровня свободы. Я надеюсь, что правление во всем мире изменится таким образом, что руководители будут выходцами из народа, будут действовать во имя народа и вместе с народом. Мы надеемся, что не будет ни баррикад, ни противостояния.

Евроньюс: Другой пример – Сирия. Господин президент, мы наблюдаем там народный подъем вроде тех, что произошли во многих ближневосточных странах. И в ответ весьма кровавые репрессии. Считаете ли Вы, что президент Ассад правильно действует в такой обстановке?

Махмуд Ахмадинежад: Мы считаем, что страны Ближнего Востока способны сами решить свои проблемы. Многих кризисов, свидетелями которых мы являемся сегодня, и которые мы наблюдали в прошлом, попросту бы не было без вмешательства извне. Если в некоторых местах возникают проблемы, следует искать их источники во вмешательстве извне.

Евроньюс: Вы сказали, что у народов есть право менять свои правительства. Мы видели это в Иране два года назад в 2009 году. Не считаете ли Вы, что то, что мы наблюдали на Ближнем Востоке может повториться в Иране, Вы уверены в стабильности Вашей страны?

Махмуд Ахмадинежад: То что произошло в Иране не имеет ничего общего с тем, что произошло в других странах. У нас были организованы абсолютно свободные выборы. Более 85% населения участвовало в голосовании, 40 миллионов человек проголосовали. Все эти люди иранцы, они живут вместе. Но ни в одной стране не разрешается нападать на людей, громить машины и здания. Естественно, полиция и правоохранительные органы отреагировали.

Евроньюс: Действительно, как вы только что сказали, выборы состоялись. Но часть населения вышла на улицы, чтобы выразить недовольство и опротестовать их результаты. Они имели на это право?

Махмуд Ахмадинежад: Да, в соответствии с нашими законами у них есть легальные пути выразить неудовлетворение, и существуют органы власти, которые рассматривают жалобы, связанные с выборами. Мы наблюдали также демонстрации в Европе, и мы видели, как полиция жестоко с ними расправлялась.

Те, кто высказывает свою точку зрения на основные европейские проблемы сидят в тюрьмах. Например все кризисы в различных регионах мира пристекают из того, что произошло во время Второй мировой войны. Есть ли у людей право писать правду о том что на самом деле происходило во время Второй мировой войны? Что могут они сделать против господствующей системы? Я уверен, что ничего. А в Иране люди выражают недовольство законным путем

В то же время ряд историков, высказавших свой взгляд на историю сегодня находятся в тюрьме.

Евроньюс: Это совершенно другая сторона вопроса. Но вы только что заявили, что оппозиции в Европе никогда не удавалось сместить правительство. Тем не менее в прошлом году в Великобритании лидер оппозиции Дэвид Камерон, добился смены правительства в ходе выборов и сам стал премьер-министром. Это ответ на Ваш вопрос, который Вы задали ранее, господин Президент.

Махмуд Ахмадинежад: Это не оппозиция. Оппозиция это люди, которых избивали на улицах Лондона, студенты, которых били, и чьи лица были в крови. Кто в Европе прислушался к их требованиям? В Греции, в Испании, в Ирландии, кто услышал народ? Согласитесь, что никто!

Евроньюс: Извините, не могли бы Вы уточнить, что хуже ситуация в Европе, или ситуация в Иране в 2009 году?

Махмуд Ахмадинежад: Европейцы ничего не получают от экономических преимуществ, они лишь расплачиваются за это. Когда они протестуют, их избивают. Это очень плохо. Европейцы не громили телефонные будки, они просто выражали протест. Я думаю следовало бы найти источник проблемы и решить ее.

Евроньюс: Как Вы только что сказали, многие люди в Европе и в Соединенных штатах расплачиваются за ошибки других. Я спрашиваю себя, можно ли сказать тоже самое о жителях Ирана , которые в своей повседневной жизни расплачиваются за последствия торгового эмбарго, международной изоляции. У Вас весьма прохладные дипломатические отношения со многими странами. Я не говорю со всеми, но со многими. Разве не иранцы расплачиваются за это в своей обыденной жизни?

Махмуд Ахмадинежад: Да, действительно, иранцы расплачиваются за ошибки политиков, европейских руководителей.

Евроньюс: Не за Ваши, господин президент?

Махмуд Ахмадинежад: Это ошибочная политика европейских лидеров.

Мы не сделали ничего плохого. Вот уже 30 лет как европейские руководитель ведут с нами борьбу. Почему? Потому что мы свободны? Потому что у нас демократия? Потому что мы выгнали из страны их друзей, бывшего шаха? Потому что мы против экспансионистской политики некоторых европейских государств? Посмотрите на Афганистан, Ирак. Какие ошибки они совершили? Я думаю, что политика, проводимая рядом европейских руководителей, создала проблемы некоторым народам.

Евроньюс: Какую позицию занимаете Вы сегодня, во второй половине второго президентского срока? Считаете ли Вы свою позицию в Иране сильной?

Махмуд Ахмадинежад: Мы делаем свое дело. Каждую минуту используем для служения людям.

Евроньюс: Иногда создается впечатление, что возникает трещина между Вами и парламентом. Это становится заметно из за пределов Ирана. И кажеется увеличивается пропасть между Вами и Верховным руководителем. Ваши позиции ослабли?

Махмуд Ахмадинежад: Думаю, в свободном обществе такие вещи случаются. Всегда должны происходить дискуссии между парламентом и правительством. Разве плохо иметь свободное правительство и свободный парламент? В Иране позиции руководства прозрачны. У нас свободное общество, где каждый может высказывать свою точку зрения. Здесь нет проблемы. Вы знаете, что парламент сегодня проголосовал за кандидатуры четырех новых министров. Также они проголосовали за большее количество свобод в этой стране.

Евроньюс: Но существует ли свобода для Мир Хоссейна Муссави, который заключен под домашний арест, или для Мехди Карруби, который также находится под домашним арестом? Они обладают свободой высказывать свое мнение? Очевидно, что они находятся в оппозиции к Вам. Обладают ли они свободой действия из тюрьмы, из дома находящегося под наблюдением?

Махмуд Ахмадинежад: В других странах также есть тюрьмы. Разве нет тюрем в Англии?

Евроньюс: Конечно, господин президент. Но я говорю о тюрьмах в Вашей стране, где сейчас находятся господа Карруби и Муссави…

Махмуд Ахмадинежад: Тюрьмы есть везде. У них возникли проблемы с судебными властями. Юстиция в Иране независима, и я не имею права вмешиваться в юридические дела. Существуют законы которые обеспечивают связь людей с юридической системой. Если вас интересует мое мнение, я хотел бы чтобы в мире вообще не было заключенных.

Евроньюс: В том числе и в Иране?

Махмуд Ахмадинежад: Нигде в мире. Ни в Абу-Грейб, ни в секретных тюрьмах в Европе.

Евроньюс: Что Вы, господин президент, собираетесь сделать, какие усилия предпринять, чтобы люди, которые находятся в тюрьме только за то, что высказывали свое мнение, обрели надежду, как это происходит в любой демократической стране?

Махмуд Ахмадинежад: Никто в Иране не сидит в тюрьме лишь за высказывание своего мнения. Наш закон позволяет людям высказывать свою точку зрения. Вам следовало бы задержаться в Иране на недельку и почитать газеты. Вы нашли бы там самую резкую критику в адрес президента. Есть люди которые в газетах критикуют власть, ничего не опасаясь. Свобода в Иране находится на очень высоком уровне. Я не претендую на то, что мы достигли идеального уровня, но с этой точки зрения у нас гораздо лучше, чем во многих европейских странах. В мире существуют общие проблемы. Когда речь заходит о правосудии, никто не может утверждать, что у него все идеально. Несправедливость – мировая проблема. И с этой точки зрения, мы входим в число лучших.

Евроньюс: Готовы ли Вы протянуть в ближайшем будущем руку дружбы Соединенным Штатам Америки, стране с которой у Вас уже 30 лет нет дипломатических отношений? Не будем забывать, что это страна с самой мощной в мире экономикой, и Ирану могло бы быть выгодно такое сближение. Существует ли возможность, что Вы вскоре протянете руку США?

Махмуд Ахмадинежад: Мы уверены, что нужно иметь дружеские отношения на международном уровне. Этот наш принцип. Но американцы и их администрация не знают что делать. У них нет определенной политики. Они прервали отношения с нами. Американцы, прервав отношения с нами, полагали, что Иран развалится. 31 год прошел, но мы по-прежнему существуем.

Евроньюс:

Со всем уважением к Вам, господин президент, хочу спросить – ваша ядерная программа беспокоит не только Соединённые Штаты. Когда вы что-то говорите, а на деле действуете по-другому, то ведь никому тогда не захочется сближаться с Ираном, протянуть ему руку дружбы.

Махмуд Ахмадинежад: Почему? Что мы сделали плохого?

Евроньюс: В том, что касается ядерной программы, вы утверждаете, и у меня нет причин Вам не верить….

Махмуд Ахмадинежад: Деятельность в ядерной сфере запрещена?

Евроньюс: Я этого не говорил. Позвольте мне уточнить. Вы объявили, что осуществляете ядерную программу исключительно в мирных целях, для производства электроэнергии. Между тем западные ученые считают, что вы обогащаете уран до 20%, уровня, который не имеет ничего общего с мирной атомной энергетикой, с мирным использованием атома. Таким образом с одной стороны Вы заявляете, что собираетесь использовать все это в мирных целях, а с другой это выглядит так как будто Ваша цель – создание бомбы.

Махмуд Ахмадинежад: Вы задали очень хороший вопрос. Я почувствовал, что вы очень искренни. Позвольте мне вам объяснить. Прежде всего, те кто утверждает, что мы ориентированы на военные цели, это не ученые, а западные политики. Вспомните, что я вам говорил о враждебности Запада в отношении Ирана. Когда мы заявляем, что у нас нет намерений создавать бомбу, мы говорим это честно и искренне. Мы считаем, что те, кто пытается ее создать – совершенно сумасшедшие. По двум причинам.

Во первых, те кто обладает ядерным оружием находятся в большей опасности, чем те у кого его нет. Бомбы, которые находятся в Германии, Бельгии и других европейских странах, представляют собой угрозу для всех стран Европы. Атомная бомба нацелена против всех людей.

Во вторых, атомная бомба бесполезна и неэффективна. У сионистскогьо режима есть ядерное оружие. Разве он выиграл войну с народом Газы? Бомба обеспечила ему победу в Ливане в 33-дневной войне?

Наличие атомной бомбы не помешало развалу советской империи. 60 лет назад атомные бомбы использовались как политический противовес. Но сегодня они не имеют никакой ценности. Идеи имеют ценность, мнения и человеческие существа – это ценность. В будущем, мы надеемся, никто не сможет воспользоваться атомной бомбой

Иранский аналитик: "Ахмадинежад старается загладить ошибки"

Мир

Иранский аналитик: "Ахмадинежад старается загладить ошибки"