Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Ахмадинежад: "В любой стране есть тюрьмы"


Иран

Ахмадинежад: "В любой стране есть тюрьмы"

В эксклюзивном интервью телеканалу euronews президент Ирана Махмуд Ахмадинежад неожиданно смягчил тон, отвечая на вопросы, связанные с противоречивыми результатами своего руководства страной. Возможно, на это его толкают внутренняя борьба за власть и растущая международная изоляция Ирана, а также судьба лидеров арабских стран, например, Хосни Мубарака.

Махмуд Ахмадинежад: “Мы должны выразить свое огорчение тем, что у лидеров некоторых стран складываются настолько плохие отношения со своим народом, и это приводит к подобным результатам. Я разочарован мировым порядком, отделяющим некоторые правительства от народа до такой степени, что люди, в поисках свободы, вынуждены просить проведения суда над их лидерами.”

euronews: “Вы говорите, что у народа есть право призывать к ответу своё правительство. Мы видели, что это происходило в Иране в 2009 году. Как вы думаете, “арабская весна” на Ближнем Востоке может случится и в Иране? Или ситуация в стране стабильная? “

Махмуд Ахмадинежад: “То, что происходило в Иране, не похоже на то, что происходит в определённых странах. Президентские выборы в Иране были абсолютно свободными. Но нападения на здания и автомобили запрещены законом в любой стране. На это в первую очередь обращают внимание полиция и судебная система.”

euronews: “Может ли свободно выражать своё мнение Мир-Хосейн Мусави, который находится под домашним арестом? Может ли свободно выражать своё мнение Мехди Каруби, который тоже находится под домашним арестом? Могут ли они свободно выразить свой протест вашему руководству, находясь в тюрьме или в доме под строгой охраной?”

Махмуд Aхмадинежад: “В любой стране есть тюрьмы. И в Великобритании они тоже есть, не так ли?”

euronews: “Я ценю ваш ответ, но я говорю о тюрьмах и заключённых в Иране — о Каруби и Мусави.”

Махмуд Ахмадинежад: “Тюрьмы есть повсюду. У этих людей существуют проблемы с законом. Судебная система в Иране действует независимо, и у меня нет права вмешиваться в судопроизводство. Существуют правила, по которым возможно взаимодействовать с судебной системой.”