Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Эпоха Гбагбо: что в остатке?


Кот-д’Ивуар

Эпоха Гбагбо: что в остатке?

Ситуация в Кот-Д‘Ивуаре может измениться в самом ближайшем будущем. Чтобы лучше понять происходящее, мы связались со специалистом по проблемам Африки Филиппом Угоном, сотрудником парижского института Международных и стратегических отношений.

- Почему, по-вашему мнению, Лоран Гбагбо не собирается сдавать свои позиции до последнего?

- Он сопротивляется, потому что считает себя победителем выборов, потому что всегда хотел себя представлять защитником независимости и готов таковым оставаться до конца, считал сопротивление своим образом жизни, ведь он сидел в тюрьме в эпоху президента Уфуэ-Буаньи, так что пойдет до конца. Правда, в настоящее время перевес сил не на его стороне.

- Какой образ Кот-Д‘Ивуара складывается у нас при упоминании имени Гбагбо?

- Лоран Гбагбо играл роль исторически важную, был отважным борцом во времена Уфуэ-Буаньи, борцом с апартеидом, что привлекло в стан его друзей многих африканских политиков из ЮАР и Анголы, он таким и остался – оппозиционером. Впрочем, время, которое он стоял во главе государства, вряд ли запомнятся чем-то выдающимся. И наконец после выборов, которыми завершились последние пять лет, он не согласился с вердиктом избирателей, так что очевидно – его образ как политика ухудшился.

- А как вы считаете, Алассан Уаттара – именно тот человек, который нужен Кот-Д‘Ивуару? С ним стране станет лучше, чем с Гбагбо?

- Ему надо будет показать, что он готов выступить как глава государства. Он – хороший технократ, занимал пост заместителя директора Международного валютного фонда. Он хорошо разбирается в экономических вопросах. Но его ждут огромные трудности, и в первую очередь – разоружение. Далее ему предстоит создать правительство национального единства, восстановить доверие между ивуарийцами для того, чтобы всем вместе жить в мире. Также необходимо восстановить всю экономику страны, не говоря уже о необходимости ежедневно бороться с насилием и гуманитарным кризисом.

- Сможет ли Уаттара действительно стать президентом, провозглашающим примирение, при том, что его соратников уже обвинили в массовых убийствах при боях за Абиджан?

- Это несомненно так, но для получения этого статуса необходимо приложить усилия по восстановлению хода событий, также как это делала комиссия по примирению: чтобы ни одно из преступлений, совершенных каждой из сторон, не было забыто.

- Господин Угон, вы француз. Франция участвует сейчас в трех военных миссиях: в Афганистане, Ливии и Кот-Д‘Ивуаре. К чему такие обязательства в конце президентского мандата Николя Саркози? Повлияет ли это на будущие выборы?

- Это правда, что образ воина, главного военачальника импонирует электорату и влияет на общественное мнение. Я не думаю, что это главный мотив. На мой взгляд, Николя Саркози хотел бы частично отойти от африканских дел. Желание нормализации отношений между Францией и Африкой ставит нас перед сложным выбором: что лучше – оставаться равнодушным, индиферентным или быть непосредственно вовлеченным в происходящее? Истории предстоит дать ответ на вопрос, прав он (Саркози) или нет.

- Спасибо, господин Угон.