Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Турецкая модель для Египта


Турция

Турецкая модель для Египта

Президент Турции Абдуллах Гюль в четверг отправился в Египет, чтобы поддержать народ этой страны, вступившей в переходный период, и поделиться опытом Турецкой Республики в демократических преобразованиях. На встречах с нынешним египетским руководством Гюль заявил, что процесс перехода должен отвечать ожиданиям народа, быть прозрачным и не должен занять слишком много времени.

Еще с начала волны восстаний в арабском мире Турцию часто приводили в качестве достойного подражания примера перехода от диктатуры к демократии. И даже если турецкая модель не является совершенной, успешный альянс политического ислама и демократии сейчас вызывает повышенный интерес.

Турецкий премьер Тайип Эрдоган давно понял, какую новую роль может сыграть его страна. Еще в начале февраля во время выступления в парламенте он обратился к Мубараку с недвусмысленным призывом:

“Прислушайтесь к крикам людей и их требованиям. Вы должны без раздумий удовлетворить стремление к переменам, исходящее от народа. Действуйте во имя мира, безопасности и стабильности Египта”.

Что такое турецкая модель? Это, в том числе, – и эволюция ныне правящей Партии справедливости и развития. Ее лидеры отошли от старой исламистской гвардии, консервативной и антидемократичной, и сформировали умеренное движение, которое сумело сохранить основы светской системы, введенной в 1924 году Кемалем Ататюрком. В этом сила и особенность Турции. Она встала на путь демократизации в 50-е годы и приобрела в этом большой опыт. У Египта и других арабских стран такого опыта нет.

Изначально лидерам ПСР была близка та же идеология, что и египетским “Братьям-мусульманам”, но с 90-х годов их политические представления и речи значительно изменились. В 2002 году это привело партию к исторической победе на парламентских выборах.

Поначалу в адрес ПСР звучали обвинения в исламизме, но она избрала своим главным приоритетом либерализацию экономики, а не религиозные чаяния. Это позволило добиться почти 10-процентного экономического роста.

При этом ПСР пользовалась богатым наследством, опытом и уникальной для региона ролью армии. Необходимость таких исходных данных делает эту модель трудно переносимой на другие страны в ближайшем будущем. Однако у Турции есть роль, которую ей предстоит играть уже сейчас на фоне ослабления Египта. Это роль регионального лидера. И все ведущие западные политики начинают это понимать.