Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

"Эоннагата": шевалье и мадемуазель в одном лице


musica

"Эоннагата": шевалье и мадемуазель в одном лице

Совместно с

На сцене – три звезды мирового уровня: французская балерина Сильви Гиллем, канадский постановщик Робер Лепаж и хореограф-британец Расселл Малифант. Мы встретились с ними в Торонто, где в рамках мирового турне они представляют свое творение – пьесу “Эоннагата”.

Это история Шевалье д’Эона, французского дипломата и шпиона XVIII века. Считается, что он первым стал использовать трансвестизм в шпионских миссиях, более того, первую половину своей жизни шевалье провёл как мужчина, а вторую — как женщина. Вопрос о его истинной половой принадлежности остаётся открытым.

“Он был дипломатом, капитаном драгунов, – говорит Сильви Гиллем, – но его было легко принять за женщину, в молодости он был чрезвычайно красив, утончен… он не носил бороды… Он был шпионом, но при этом и чрезвычайно образованным человеком, он много писал… и был о самом себе чрезвычайно высокого мнения.”

Первым поручением д’Эона была поездка в Россию, где он должен был войти в доверие к царице Елизавете с тем, чтобы расстроить русско-австрийский альянс. Этот период жизни д’Эона отражен в романе Валентина Пикуля «Пером и шпагой».

По словам режиссера Робера Лепажа, “это проблема пола в реальной жизни, но она отсылает ко всей гендерной мифологии в культуре. Отчасти вдохновляясь этим, мы в нашей постановке – которая рассказывает историю жизни реального человека – исходим из убеждения, что он как бы принадлежал к обоим полам.”

Важнейшей частью “Эоннагаты”, сценической версии жизни шевалье д’Эона – или мадемуазель Бомон, как его еще называли – является свет.

“Он меняет форму пространства, и оно начинает дышать, жить своей жизнью и становится полноправным участником хореографии, – считает хореограф Расселл Малифант. – Свет также меняет формальные взаимоотношения зрителя и пространства. Свет рисует свои картины.”

В музыке “Эоннагаты” сочетается целая палитра направлений – от барокко до современных перкуссий. Костюмы, также отсылающие к самым разным культурам, были созданы покойным ныне модельером Александером МакКуином.

Вдохновением для троицы создателей спектакля послужила японская традиция актеров-мужчин в женских ролях театра кабуки.

“Неразличимость пола, его дуальность, двойственность сексуальности как таковой, переодевание – все это естественно привело нас к Японии, – признается Сильви Гиллем. – Именно поэтому постановка называется “Эоннагата”, как отсылка к оннагата, их еще называют ояма: это танцоры-мужчины, замечательно исполняющие роль женщины – поистине с невероятными утонченностью и элегантностью.”

Работа над “Эоннагатой” стала для тройки его создателей как бы совместным художественным путешествием, попыткой освоения новых территорий в искусстве путем сплава театра, музыки и танца.

“Я бы сказал, что каждый из нас в равной степени руководит постановкой, танцует сам и пишет сценарий, – говорит Робер Лепаж. – Между нами установилось такое безусловное доверие, которое позволяет нам безоговорочно верить суждению друг друга”.

По словам троих исполнителей, “Эоннагата” стала для них настоящим окном в мир – пользующееся оглушительным успехом турне побывало во многих уголках планеты.

Команда продолжает гастроли до последнего занавеса “Эоннагаты” в будущем году в Японии.

Выбор редакции

Следующая статья
Gotan Project: дополнительные материалы

musica

Gotan Project: дополнительные материалы