Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Дэмьен Хёрст: "Искусство не должно бояться денег"


Мир

Дэмьен Хёрст: "Искусство не должно бояться денег"

Он считается самым богатым из ныне живущих художников. Его экстравагантность и тягу к провокации или обожают или ненавидят, но в мире искусства Дэмьен Хёрст никого не оставляет равнодушным. Животные в формалине, череп покрытый бриллиантами – тема смерти присутствует во всех его произведениях, за которые коллекционеры готовы платить сумасшедшие деньги. Мы встретились с Дэмьеном Хёрстом в Киеве, на выставке в арт-центре Пинчука.

Рикардо Фигера, Евроньюс:

Дэмьен Хёрст, добро пожаловать на Евроньюс. Мой первый вопрос очень прост. Я хотел бы узнать у вас, меняют ли что нибудь в душе художника деньги и успех?

Дэмьен Хёрст, художник:

Не думаю. Намного сложнее создать хорошее произведение, когда у вас появляются деньги. Когда у вас их нет, вы становитесь гораздо изобретательней, что доказал Ван Гог. Но я также считаю, что искусство не должно бояться денег.

Мне повезло, потому что у меня был импрессарио, который рано научил меня не делать деньги целью искусства. Нужно, наоборот, через деньги идти к настоящему искусству. Нужно помнить, что деньги могут быть средством, но это не цель.

Евроньюс:

Но вам каким-то образом удается совмещать искусство и деньги.

Дэмьен Хёрст:

Знаете, главное это идея, а деньги вы используете, чтобы воплотить ее в жизнь. Повторюсь, речь не о том, чтобы использовать искусство, чтобы делать деньги, Благодаря деньгам нужно создавать произведения искусства.

Евроньюс:

Ваше знаменитое произведение “Из любви к Господу” – человеческий череп инкрустированный бриллиантами…

Дэмьен Хёрст:

Можно сказать, бедное искусство…

Евроньюс:

Да нет, в данном случае скорее “богатое”. Скажите, это правда, что вы продали его за 50 миллионов фунтов стерлингов?

Дэмьен Хёрст

Когда он был выставлен на продажу, человек, который собирался его купить не сделал этого. И тогда я продал треть его группе инвесторов.

Евроньюс:

Возникли противоречивые слухи, некоторые говорят, что это неправда, он не был продан…, что вы тоже входите в этот консорциум…

Дэмьен Хёрст:

Я не продал его весь. “Уайт Куб” – моей галерее принадлежит 10%. Консорциум купил треть, а мне лично принадлежит остальное, так что треть я все-таки продал.

Евроньюс:

Значит вы подтверждаете, что это самое дорогое произведение ныне живущего художника?

Дэмьен Хёрст:

Не знаю.

Евроньюс:

Я читал об этом..

Дэмьен Хёрст:

В самом деле? Я правда не знал. Ну, недешево это точно…

Евроньюс:

А его название “Из любви к Господу”… Вы верите в Бога?

Дэмьен Хёрст:

В английском выражение “Из любви к Господу” имеет двойной смысл. Первый – это то что сказано, вы делаете что-то из любви к Господу. Но есть и другой смысл – восклицание типа “Боже милостивый”, это когда вы делаете, что то не то. Ваша мама может сказать, если вы разбили тарелку: “Боже милостивый, зачем ты сделал это”. Поэтому здесь заложен двойной смысл, в том числе и ирония.

Евроньюс:

Тема смерти постоянно присутствует в ваших работах. Вы боитесь смерти, или это просто игра?

Дэмьен Хёрст:

Я с нетерпением жду ее!

Евроньюс::

Правда?

Дэмьен Хёрст:

Нет. Я думаю, что каждый из нас… Сэмюэл Беккет однажды здорово сказал о смерти “Смерть не обязывает нас брать отгул на работе”. Я люблю эту цитату. Она малоизвестна. Вы не можете строить планы, что либо загадывать, потому что ничего неизвестно. Но я научился, еще когда был молодым, не противиться неизбежному. Я считаю смерть тем, чего никак нельзя избежать. И вместо того, чтобы избегать говорить о ней, лучше подготовиться к ее приходу. Потому что это естественный ход вещей. Но признаем, никто ее не любит.

Евроньюс:

Что происходит на рынке произведений искусства в последние годы?

Дэмьен Хёрст:

Как и все рынки он меняется. Но я думаю, что сейчас он в лучшем состоянии. Как я уже говорил раньше, с точки зрения художника, если все ваши произведения покупают, а затем перепродают, и так постоянно: покупают и перепродают, покупают и перепродают, вы зарабатываете много денег, и можете начать принимать себя за того, кем на самом деле не являетесь. А сейчас, мне кажется все более правильно. Будучи художником вы не хотите, чтобы искусство расползалось в разные стороны. В идеале, человек должен покупать картину, чтобы повесить ее на стену. Но я знаю, что многие люди не хранят купленные ими картины при этом рынке, при всем этом безумии. Картины покупают, чтобы потом их продать. Все стали торговцами предметами искусства. Я хочу, чтобы когда я рисую точками, люди видели точки, а не знаки доллара вместо них. Это не настоящее искусство. Но гениально, что искусство может выживать при этом рынке. Это самое главное.

Евроньюс:

Вы сейчас находитесь в Киеве на Украине, в связи с выставкой “Премия искусства будущих поколений”. Вы даете интервью на фоне произведений одного из участников. Для вас важно участвовать в подобного рода мероприятиях?

Дэмьен Хёрст:

Все начинали как молодые художники. И я думаю, такая поддержка – это здорово. Можно только приветствовать… То что делает Виктор Пинчук – это фантастика. Он вдохновляет художников со всего мира, помогая им стать известными. Когда Виктор предложил мне войти в жюри этой премии, я согласился при условии, что премия будет выражаться в большой сумме денег. И я думаю, что так и есть. Еще молодым, в Лондоне, я получил премию Тёрнера – 20 тысяч фунтов, по тем временам большие деньги. Это правда хорошее подспорье. Я думаю что любая помощь художникам – это благо, потому что, знаете, в мире гораздо больше голодных художников без копейки в кармане, чем художников богатых.

Евроньюс:

Вы здесь вместе с другими знаменитыми художниками, такими как Джеф Кунс. Правда ли что между вами и Кунсом существует соперничество, или это только выдумки прессы?

Дэмьен Хёрст:

Это не так. Я покупаю работы Джефа, у меня большая коллекция и мне нравится то, что он делает.

Евроньюс:

А он покупает Ваши?

Дэмьен Хёрст:

Вряд ли. Думаю, он покупает более старое искусство. Он и сам старше меня. Когда я был начинающим художником, я увидел произведения Джефа в галерее Саачи. Я тогда был студентом, а он уже известным художником. Он был для меня в некотором роде героем. Но я – не герой его романа.

Евроньюс:

Чего вы ждете от будущего? Вы намерены придерживаться той же линии, что и сейчас?

Дэмьен Хёрст:

После аукциона, где я продавал напрямую галеристам, я приостановил некоторые направления в моей работе. Я прекратил работать с бабочками, с формалином. Я занялся новыми вещами. Я обновил мою мастерскую, и собираюсь снова получать удовольствие, как в самом начале.

Евроньюс:

Черепа по-прежнему Вас интересуют?

Дэмьен Хёрст:

Я всегда любил черепа. Однажды моя подружка сказала мне “ты не можешь заниматься черепами, потому что это слишком уж гламурно”. И это вызвало во мне еще больше желания работать с ними. Так появился бриллиантовый череп. Мне кажется череп не может быть чересчур модным. Возьмите Мексику. У меня там дом. Мексиканцы обожают черепа. Повсюду – черепа, черепа и черепа. Я собираюсь продолжать эту тему пока они снова не войдут в моду, перестанут быть модными, снова окажутся в моде… Не знаю…

Евроньюс:

Дэмьен Хёрст, большое спасибо за доставленное удовольствие и счастливого Рождества.

Дэмьен Хёрст:

Счастливого Рождества!

Ширин Эбади: "Права человека - не политическое понятие"

Мир

Ширин Эбади: "Права человека - не политическое понятие"