Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Марокко: референдум - не синоним самоопределения Западной Сахары


Мир

Марокко: референдум - не синоним самоопределения Западной Сахары

Проблема Западной Сахары стала главной темой визита в Брюссель министра иностранных дел Марокко Таиба Фасси Фихри. В начале ноября при разгоне марокканской полицией лагеря сторонников независимости Западной Сахары произошли жесткие столкновения. Вопросы об этом министру задал наш корреспондент Серджио Кантоне.

Таиб Фасси Фихри, министр иностранных дел Марокко:

“Правоохранительные органы навели порядок в течение дня, как только прибыли, с помощью одних только бронежилетов и дубинок. К сожалению, в ответ в них полетели бутылки с “коктейлем молотова”, их атаковали газовыми баллончиками, мачете, ножами. Одному полицейскому перерезали горло.

Сегодня, в том числе и в Европарламенте, люди осознали, что ими манипулировали, что они находились под влиянием определенных сил, потому что часто они не имели информации, которой я приехал поделиться. Кроме того, в Западную Сахару есть доступ журналистам и депутатам…”

Серджио Кантоне, euronews:

“Это не так, ведь многие журналисты, – французские, испанские, из других стран Европы, – не имели доступа в Сахару…”

Таиб Фасси Фихри:

Были французские, испанские, американские, немецкие журналисты, которые получили доступ, когда лагерь еще создавался. Они тогда говорили, что лагерь в безопасности, что там заблокированы около тысячи человек и что они голодают. А сегодня мы можем показать, что от 400 до 600-сот машин спокойно въезжали в лагерь.

euronews:

“Нет. Представители международных СМИ немедленно осудили…”

Таиб Фасси Фихри:

“Некоторые журналисты…”

euronews:

“… тот факт, что что у прессы не было доступа в Сахаре к Аль-Аюну и другим местам столкновений!”

Таиб Фасси Фихри:

“Давайте поговорим об этом. Операция по ликвидации палаточного лагеря носила мирный характер и это признано всеми. Ни одного мертвого в лагере. Несколько журналистов находились внутри в течение нескольких недель. Были и другие, которые попытались проникнуть в лагерь, но полиция их остановила, им сказали: “если вы пришли не с испанской стороны, вы не можете войти в лагерь”. Это была подтасовка, как мы теперь понимаем, факты были утрированы, преувеличены. Задачи были очень простые – это была попытка сорвать фундаментальный процесс, я имею ввиду переговоры.

Я вам так скажу: когда Фронт ПОЛИСАРИО просят назвать имена убитых в ходе операции, они не в состоянии это сделать. И когда они начинают вспоминать Освенцим, когда ПОЛИСАРИО начинает говорит, а европейские СМИ повторяют, что это чистки в стиле Пиночета, мы требуем списки. Они назвали нам имена двоих. Две смерти. И, разумеется, эти двое живы-здоровы, они могут это подтвердить. Почему вы об этом не говорите?”

euronews:

“А почему не воспользоваться таким инструментом, как право на самоопределение? Дать людям шанс решать самим.”

Таиб Фасси Фихри:

“Вы совершаете типичную дипломатическую ошибку…”

euronews:

“Нет, нет…”

Таиб Фасси Фихри:

“Я хочу напомнить вашим зрителям, это очень важно для меня.”

euronews:

“Итак, самоопределение это важный вопрос. Чаще всего это означает проведение референдума…”

Таиб Фасси Фихри:

“Нет, это не так. Именно об этом я и говорю. В Хартии ООН слово “референдум” не встречается. В резолюциях Совета безопасности ООН по Западной Сахаре оно тоже не встречается. На Генеральной Ассамблее ООН, которая собирает все государства, постоянных и не постоянных членов, об этом ни слова. И я вам напомню, что в практике ООН такой инструмент, как референдум, используется редко. А переговоры – базовый инструмент для решения вопроса о самоомпределении.

И когда вы начинаете распространять идею о том, что самоопределение равно референдуму, вы оказываете негативное влияние и, прежде всего, вы выступаете в роли пресс-секретаря тех сил, которые блокируют переговорный процесс.”

euronews:

“Я вопросы задаю, я не пресс-секретарь.”

Таиб Фасси Фихри:

“Да – если вы говорите, что референдум – это самоопределение.”

euronews:

“Я только задаю вопросы. Но так или иначе, чувствуете ли вы поддержку со стороны Евросоюза?”

Таиб Фасси Фихри:

“В целом наши двустороние отношения…”

euronews:

“Я про эту конкретную тему.”

Таиб Фасси Фихри:

“А это тоже очень важно. Марокко – самый серьезный, самый продвинутый партнер Евросоюза во всех областях: политика, экономика, социокультурные связи, безопасность. Вопрос о Сахаре мы с Евросоюзом осуждаем регулярно. Позиция Европейского союза – такая же, как и у Организации Объединенных Наций.

Фундаментальные переговоры, начатые усилиями Марокко в 2006 году, основаны на компромиссе и реализме. Компромисс и реализм – это то, что позволяет дистанцироваться от тех крайних вариантов, которые предлагались ранее. Такова позиция Евросоюза. Она обоснована, она соответствует нормам Евросоюза и многих стран-членов.”

euronews:

“Но если бы какая-то страна Евросоюза приняла сторону Фронта ПОЛИСАРИО, или стала бы больше прислушиваться к ПОЛИСАРИО, коснулось бы это договора о рыбном промысле и других экономических соглашений с ЕС?”

Таиб Фасси Фихри:

“Этот как раз в компетенции правительств, особенно правительств стран-членов Евросоюза, понять реальную ситуацию в Западной Сахаре. Понять источники проблемы, препятствия на пути ее разрешения, и также то, во что обходится отсутствие решение. Члены ЕС и Еврокомиссия в первую очередь должны принимать во внимание те невероятные усилия, которые прилагает Марокко, чтобы постоянно двигаться вперед в этой области вместе с Евросоюзом.

В общем, у членов ЕС есть все необходимые инструменты, чтобы найти здравомыслящее решение вопроса, а не нагнетать противоречия между сторонами. Это не зависит от веса той или иной страны на европейском уровне.”

Глава "Гринпис": "Хватит играть в покер будущим наших детей"

Мир

Глава "Гринпис": "Хватит играть в покер будущим наших детей"