Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Стивен Эрлангер: "Голосование американцев не связано с внешней политикой"


США

Стивен Эрлангер: "Голосование американцев не связано с внешней политикой"

Уже много было сказано о ситуации внутри США и ее влиянии на положение президента Обамы. Но как его внешняя политика, ее достижения или отсутствие таковых, может повлиять на результаты выборов.

Мы беседуем со Стивеном Эрлангером, шефом парижского бюро “Нью-Йорк Таймс”.

ФАРИБА МАВАДДАТ, ЕВРОНЬЮС:

Господин Эрлангер, ситуация выглядит не блестяще для президента Обамы. Ирак находится в подвешенном состоянии, Афганистан представляет собой огромную проблему, ближневосточный мирный процесс практически оказался в тупике. Как вы оцениваете ситуацию?

СТИВЕН ЭРЛАНГЕР, “Нью-Йорк Таймс”:

В основном, как вам известно, голосование американцев не связано внешней политикой, и я думаю, вы не вполне справедливы. Я хочу сказать, Обама был против войны в Ираке с самого начала и голосовал против нее. Его задачей было уйти из Ирака. И он сделал это. Большинство американцев хотят лишь стабильности, и только с этой точки зрения их интересует эта тема.

Что касается Афганистана, я думаю, он ясно высказался о задачах и целях, о необходимости вывода войск и о том, что необходимо оставить после себя стабильное афганское правительство, такое как нынешнее. Сегодня часть талибов готова вести переговоры с правительством Карзая, так что здесь заметен некоторый прогресс. Но также правда и то, что было убито много людей в северном Вазиристане в Пакистане.

Относительно Ближнего Востока, я согласен, здесь был допущен промах. С самого начала они совершили много ошибок. Я был несколько удивлен тем, что был выбран не самый удачный момент. Я хочу сказать, что Махмуд Аббас не очень силен. Возможно Нетаньяху был не слишком склонен останавливать строительство поселений. Был непростой момент, но я думаю Обама мог бы, и должен был действовать удачнее на Ближнем Востоке.

ЕВРОНЬЮС:

Президент Обама производил довольно много шума в связи с иранской ядерной проблемой, зашедшей в тупик. Смотрите, он сказал, что оставляет дверь для Ирана открытой, но создается впечатление, что этим все и ограничилось. Ничего не произошло, и последние санкции были преимущественно столь же символическими, что и предыдущие. По вашему мнению, как он может оправдать отсутствие каких либо шагов в этой области? Вы понимаете о чем я.

СТИВЕН ЭРЛАНГЕР:

Что же, я порой тоже настроен очень критично. Однако последние санкции не были столь бесплодны, как это представляется вам. У Ирана большие проблемы и иранцы объявили, что готовы вернуться к переговорам с шестеркой международных посредников в середине ноября. И это дает Обаме надежду на новый раунд переговоров, но санкции продолжаются и условия остаются прежними. И я думаю, американцы полагают, что с Ираном время не торопит. У Ирана были большие проблемы с центрифугами, из-за шпионажа и саботажа, и он постарается выиграть время благодаря переговорам. Я думаю, что новый цикл переговоров пойдет по старой модели: Иран будет тянуть, тянуть и тянуть время, положение будет становится более сложным, и России с Китаем станет труднее противиться более серьезным санкциям.

ЕВРОНЬЮС:

Но мы все это слышали и раньше. Иран старается выиграть время, соглашаясь на переговоры, а тем временм проводит свою политику и осуществляет ядерную программу. Вы думаете на этот раз что нибудь изменится?

СТИВЕН ЭРЛАНГЕР:

Не знаю, пожалуй я согласен с вами. Как заявил Николя Саркози на Генеральной ассамблее ООН: “Мы продолжаем говорить и говорить, а центрифуги продолжают вращаться и вращаться”. Так что я настроен довольно пессимистично, относительно способности Запада помешать Ирану обогатить достаточно урана, чтобы создать ядерную бомбу. Они отрицают, что занимаются этим. Я думаю, западным странам нужно серьезнее отнестись к проблеме. Это мое личное мнение. Я думаю, что американцы на самом деле помешали израильтянам сделать то, что могло оказаться глупостью. Время еще есть, но не много. Я не знаю изменятся ли намерения иранцев. По моему мнению, они хотят стать государством, обладающим ядерным оружием, и до сих пор западные страны очень мало сделали, чтобы помешать им добиться этой цели.