Срочная новость

Тони Гатлиф: "Оставьте цыган в покое"

Сейчас воспроизводится:

Тони Гатлиф: "Оставьте цыган в покое"

Размер текста Aa Aa

Тони Гатлиф – известный французский режиссёр, сценарист, актёр, композитор и продюсер. По происхождению, он наполовину – алжирец, наполовину – цыган.

Уже 35 лет Тони снимает художественные фильмы о жизни цыган в Европе, о людях, которых, по его утверждению, очень часто неправильно понимают и воспринимают, отчего и подвергают дискриминации.

Его последний фильм – “Либерте”, вышедший в этом году, рассказывает о 30 тысячах французских цыган, которые были задержаны и депортированны во время Второй мировой войны.

Хотя Гатлиф и разгневан политикой, проводимой президентом Франции Саркози в отношении цыган, в частности – уничтожением их лагерей и депортацией, режиссер настаивает на том, что происходящее сегодня никак не может сравниваться с депортацией в годы войны.

“Евроньюс” встретился с режиссером в Лионе.

Валери Забриски, euronews:

“Господин Гатлиф, вы категорически против ликвидаций лагерей цыган, в то время как опросы общественного мнения говорят о том, что 60% французов поддерживают это. Вас это удивляет?”

Тони Гатлиф, режиссер:

“Я ничего не могу поделать. Единственное, что я могу сделать, это рассказать всем, кто не знает, о проблемах цыган и о том, кто они такие. И вообще цыгане – это административное название. Они живут во Франции с давних времен, очень долгое время. О них сохранились упоминания еще со времен Франсуа Первого. Кроме того цыгане, “лос хитанос”, жили на юге Франции и в Испании. Вот так, все эти люди жили в Европе со времен средневековья и внесли свой вклад в развитие европейской культуры и ее становление. И вот сегодня многие хотят, чтобы они исчезли, перестали существовать. Но как народ, состоящий из десяти миллионов человек, может вдруг перестать существовать? Руководители европейских государств решили установить законы, направленные против них, для того, чтобы цыгане больше не могли передвигаться. Это означает, что когда мы хотим заставить людей перестать передвигаться, мы привяжем их к одному месту. Это то, что происходило во время войны”.

euronews:

“Но теперь, когда Румыния и Болгария являются частью Евросоюза, мы не можем так поступать. Цыгане имеют право приезжать в другие европейские страны, но, как говорят, после трех месяцев пребывания, если они не работали, или если они стали обременять общество, их имеют право выслать из страны”.

Тони Гатлиф:

“Этот закон был установлен для них, но он не распространяется на всех. Я сейчас живу в Париже и знаю, что неподалеку от моего дома уже в течение трех лет живет один бомж из Германии. И вы думаете, хоть кто-нибудь сказал ему уехать в Германию? Нет. Потому что это немецкий бомж, у него немецкие документы – я с ним разговаривал. Следовательно, эти законы принимаются для некоторых граждан “второго сорта”, а другие – для “настоящих” граждан. Вот поэтому я думаю, что этот закон был принят исключительно для цыган. Потому, что когда собирались открыть Европу, боялись, что все цыгане захотят туда поехать. Они все очень хорошо знают, что цыгане вечно переезжают с места на место, поэтому они и приняли этот закон, чтобы блокировать их и иметь возможность отправлять обратно, если они будут оставаться более трех месяцев”.

euronews:

“На прошедешем в сентябре европейском саммите все видели полемику, которая развернулась между президентом Саркози и комиссаром ЕС Рединг. Это говорит о том, что Еврокомиссия начала обращать внимание на так называемую “проблему цыган”, не так ли?”

Тони Гатлиф:

“Они потрясены и, я думаю, что все страны потрясены, поскольку Испания не идет на подобные шаги, как и многие другие страны, в том числе и Греция. В Греции нет проблем с цыганами. И только Франция вдруг приняла законы, по которым страну должны покинуть цыгане, все те, кто находятся там – я не знаю уже сколько времени – возможно три или четыре года, а может даже больше. И их выгнали из их лачуг, сделанных из досок и картона, которые они размещали в лесах, под мостами или возле автомобильных дорог – это были совсем не роскошные условия. Это было массовым выселением. Это пробудило в нас печальные воспоминания. Там были дети, которые едва проснулись, полуголые, на руках у матерей. Повсюду была паника. У них не было времени на то, чтобы упаковать их вещи, они все паниковали. То, что произошло сегодня, это, конечно, не депортация 40 года, но все-таки это – депортация, небольшая депортация”.

euronews:

“Говоря о цыганах, мы, с одной стороны, представляем себе людей в больших караванах, на красивых автомобилях, а с другой стороны – людей, которые выглядят как жертвы – например, женщины с детьми на улице”.

Тони Гатлиф:

“Когда я приехал в Лион, на вокзале меня остановила одна женщина. У нее были голубые глаза и она не была иностранкой. Это была француженка, и она просила денег для своих детей. Она не скрывала своего бедственного, несчастного положения и своих страданий от окружающих, и я не отвернулся от нее. А вот то, что попрошайничают цыгане, беспокоит всех. Но почему это беспокоит всех? Потому что многие беспокоятся о собственной безопасности? Может быть, их преследуют? Но меня однажды тоже преследовал бомж – это нормально, что меня преследовали. Не хватает еще, чтобы они стали умирать прямо перед нами на земле, ни о чем нас не прося… Это так. Это новый мир. Современный мир”.

euronews:

“О депортациях, осуществленных этим летом, очень много говорилось в средствах массовой информации. Не вызывает ли это у вас – не скажу – оптимизма, но может быть, можно ожидать большего давления на глав европейских государств, чтобы они попробовали решить эту проблему, проблему европейскую?”

Тони Гатлиф:

“Я не боюсь глав европейских государств. Я не боюсь тех, кто управляет Европой. Я боюсь европейского населения. Мы говорим о правительстве Франции, страны которая будила всю Восточную Европу во времена коммунизма, потому что была примером страны, в которой соблюдались права человека. И если наступает момент, когда в стране с правами человека начинают показывать пальцем на более хрупкие народности, я опасаюсь цепной реакции. Я боюсь, что люди в остальных странах скажут, что мы можем сделать также, как французское правительство, как лидер французского правительства, потому что он сказал, что цыгане – нехорошие люди. Он не сказал, что они были плохими людьми, но он заявил, что с этими людьми были проблемы. Таким образом, люди, которые живут рядом с ними в Румынии, Болгарии, Венгрии – все говорят одно и то же, что у них есть проблемы с цыганами”.

euronews:

“В этом месяце в Бухаресте состоится саммит по вопросам интеграции цыган в Европе. Что вы ожидаете от него? На что вы надеетесь?”

Тони Гатлиф:

“Чтобы оставили в покое этот народ. Эти люди ничего не требуют. Этот народ никогда не начинал войн, никогда не брался за оружие. Он никогда не бросал бомб. Эти люди просто хотят жить. Так что, давайте, просто оставим их жить и находить способы жизни, как это делают все остальные народы в Европе. Надо прекратить приклеивать им на спины обличающие ярлыки или принимать законы, направленные против их существования”.