Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Роберт Редфорд: "я не хочу быть лейблом"


Мир

Роберт Редфорд: "я не хочу быть лейблом"

Во французский Канн на международную выставку телевизионного контента актер, режиссер и продюсер Роберт Редфорд прилетел преже всего как бизнесмен: здесь презентуется основанный им кинематографический канал “Сандэнс”, осваивающий просторы за пределами США. Нашему журналисту Редфорд рассказал о своем особом отношении к Франции. Оказывается, именно здесь в 18 лет юный Редфорд приходил в себя после подросткового бунта, спал под мостом и пытался стать художником. Итак, что же из всего этого получилось?

“Евроньюс”: “Почему вы для запуска международного вещания вашего канала вы выбрали именно Францию?”

РР: “У меня очень личное отношение к этой стране. Здесь я фактически ступил на артистический путь… Ведь до этого, в детстве, я мечтал рисовать, уже что-то делал в этом направлении. Однако мне быстро объяснили, что это – нестоящее занятие. Я не слишком прислушивался, поскольку с карандашом в руках чувствовал себя спокойнее.
Вообще у меня было сложное детство, я был трудным, меня выгнали из школы. Но я не сильно расстроился, поскольку всегда мечтал уехать. Меня привлекали места, в которых чувствовался ход истории, бурлила культурная жизнь. Конечно же, таким местом был Париж, Франция, и я туда отправился”.

“Евроньюс”: “Вы в свое время организовали фестиваль независмого кино “Санданс фестивал”, чтобы, так сказать, вернуть долги киноиндустрии, которая всегда к вам благоволила. А что вас побудило запустить канал?”

РР: “Канал? Канал родился в результате повортного момента моей жизни. Итак, в 80-е годы я снимался , имел успех… и вот я оказался перед выбором – продолжать это занятие или, так сказать, взять паузу, остановиться и подумать: а что можно сделать полезного для киноиндустрии, которая всегда была ко мне лояльна? Стремление к независимостии во мне очень сильно, мне хотелось создать что-то новое и полезное для киноотрасли. В основу была положена идея расширить горизонты для молодых артистов, предоставить им возможность расти, двигаться вперед, создать для них новую аудиторию. Ну, а если вы создаете новый продукт, занимаете новую нишу на рынке, бизнесу это только на пользу. Со всех точек зрения”.

“Евроньюс”: “Как ваш опыт может помочь молодым режиссерам и продюсерам?”

РР: “Мой опыт – это прежде всего опыт независмости. Я всю жизнь оставался независимым, дорожил этим…. в то же время я – вовсе не отшельник, живущий в изоляции.
По большому счету в нашей профессии главное – искать пути поддержания интереса публики, развлекать ее, если хотите. Так вот, я задумался, а можно ли это делать как-то иначе? Предложить людям то, чего они до сих пор не видели? Когда вы задаетесь подобным вопросом, вы готовы к созданию нового. В качестве примера для начинающих я могу прделожить только свои взгляды, свои наработки в кино и бизнесе, включая, конечно, “Санданс”. Что еще может послужить примером? Даже не знаю… Независимость, кстати, качестве, которое нужно не всем. Это трудная роль и для жизни, и для бизнеса. Наш мир контролируется теми, кто делает деньги – крупными корпорациями. У них все рассчитано и просчитано, и часто какие-то новые экспериментальные проекты они воспринимают в штыки. И вот тут нужно проявить твердость и бороться”.

“Евроньюс”: “Вы и сегодня активно занимаетесь работой с молодыми режиссерами?”

РР: “Да, конечно. Все мои проекты ставят целью одно – развитие, движение вперед. Через семинары под эгидой “Санданс” прошли Тарантино, Даррен Аронофски, Вес Андерсон, Да, еще Элизабет Мосс, Джон Хэм. Все эти люди побывали у нас и говорили с разными аудиториями – актерами, сценаристами, продюсерами. Я рад, что мое детище дает молодым и опытным возможность встретиться, договориться, что мой фестиваль становится все боее признанным. Оставаясь при этом – как и его участники – независимым.

“Евроньюс”: “Вы сегодня в большей степени актер или бизнесмен?”

РР: “Нет, я не бизнемсен. Меня это слово нервирует. Как и концепция “лейбла”. Когда мне говорят: “Слушай, да ты же – ходячий лейбл!”, -мне становится неловко. Потому что лейбл – это штамповка на банке, и я никакого отношения к этому не имею. Я понимаю, конечно, что они имеют в виду, но нет, мне такой подход не нравится. Я все же мыслю в художественных категориях, я актер. Так я и буду жить дальше – с надеждой, что хотя бы мои партнеры по работе что-то смыслят в бизнесе”.