Срочная новость

Срочная новость

Давид Пенья Дорантес: "За смешением культур - будущее"

Сейчас воспроизводится:

Давид Пенья Дорантес: "За смешением культур - будущее"

Размер текста Aa Aa

Давид Пенья Дорантес родился в Андалузии в семье цыганских артистов, тесно связанных с миром фламенко. В их семье музыка всегда была тем искусством, которое передавалось из поколения в поколение. Когда Давиду было 10 лет, он выбрал свой инструмент, прямого отношения к фламенко не имеющий, это – фортепиано.

Давид Пенья Дорантес:

“Благодаря этим фотографиям можно увидеть, что наша жизнь действительно связана с музыкой, с фламенко”.

Лейре Отеги, euronews:

“Можно сказать, что это маленький уголок истории фламенко”.

euronews:

“Черно-белые фотографии… Можете о них рассказать?”

Дорантес:

“Это моя бабушка, “Ла Перрата” – великая кантаора – певица фламенко. Это мой отец, он играет на гитаре. Эта фотография очень символична, меня держит на руках мой дядя Висенте, один из наших старейшин. Здесь видно, как мы, цыгане, постигаем искусство фламенко, просто слушая музыку на руках наших старейшин”.

“Фламенко стало очень важным искусством, и не только в Испании, но и во всем мире, – продолжает Дорантес. – Конечно, благодаря фламенко в мире лучше узнали Испанию. На мой взгляд, популярность фламенко объясняется его искренностью. Через эту музыку мы можем выразить очень глубокие чувства, рассказать, например, о трудных моментах в жизни, о борьбе против дискриминации нашего народа. Для нас это способ общения. Когда к вам приходит брат и начинает петь булериас или солеас, вы понимаете, что он вам хочет что-то сказать”.

“Фламенко обладает такой силой, что может привести в дрожь любого и заставить его почувствовать себя соборным колоколом, – уверен Дорантес. – Андалузская музыка фламенко имеет много общего с музыкой французских цыган или цыган из Восточной Европы – у них общая душа. Формы разные, но душа та же. Я чувствую себя представителем того же народа, когда слушаю их, я понимаю, что я такой же, как они. Это представители моего народа, они приезжают из других стран, и мне очень нравится видеть, как они говорят здесь на другом музыкальном языке, но у этого языка такая же душа”.

“Самое главное заключается в том, чтобы каждый мог найти свое место, – считает Дорантес. – Все мы – как кусочки мозаики, маленькие и совсем разные, но мы должны попытаться ее собрать. Я надеюсь, что все мы можем уважать друг друга, понимать, вместе рассуждать и ставить себя на место другого”.

“Это Антонио Майрена поет и играет на гитаре, – показывает Дорантес. – Мой отец был гитаристом Майрены. Он еще и пел и даже записал свой альбом”.

Давид принял эстафету у своего отца. Он женат на испанке, не цыганке. И их дети воспитываются в атмосфере уважения к обеим культурам.

Дорантес:

“Я думаю, что это их обогащает. Я думаю, что за смешением культур – будущее. У них два пути, две жизненные философии – та, которую они перенимают от меня, и та, которую им передает моя жена. Это такое же обогащание, как когда дети из смешанных семей говорят на двух языках. Это лучше, чем говорить лишь на одном. И, в первую очередь, богаче становится их жизненная философия. Так что я думаю, что будущее, действительно, за смешением культур”.