Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Южная Корея: современность, но не для женщин


Южная Корея

Южная Корея: современность, но не для женщин

Сеул, суперсовременный мегаполис с почти 25 млн. жителей, считая аггломерацию… Четвертый по численности населения город планеты после Токио, Мехико и Сан-Паулу… Столица Южной Кореи, одного из так называемых “азиатских драконов” с их головокружительным экономическим ростом. Технология здесь поистине вездесуща, уровень доступности интернета – один из самых высоких в мире, пресса пользуется завидной свободой.

Иными словами, страна, ни в чем не уступающая европейским стандартам. За одним лишь исключением. Несмотря на то, что среди верований доминируют христианство и буддизм, южнокорейское общество и по сей день находится под сильным влиянием заповедей конфуцианства, в том числе обусловливающих и социальную модель страны: уважение к старшим поколениям, почитание родителей, патриархат. Для современной женщины найти себе место в этой модели непросто.

Хьян-Джонг, Киль-Джа и Йонг-Хи: три женщины, три поколения и три разных представления о роли корейской женщины, которые, пусть и развиваясь, отталкиваются от одной базы.

“Предназначение корейской женщины – служить опорой супругу, заниматься воспитанием детей и заботиться о благополучии семьи, так, чтобы муж мог полностью посвятить себя работе”, говорит женщина “бальзаковского возраста” Хьян-Джонг.

“Раньше роль женщины состояла в заботах о муже и детях, – считает Киль-Джа, которой около 40. – Это, правда, сейчас начинает потихоньку меняться – впрочем, слишком поздно для меня, поскольку мне после свадьбы пришлось уйти с работы и заняться воспитанием детей”.

“В отличие от поколения моей матери, сидевшей дома, я бы хотела продолжить карьеру после замужества, найти мое собственное место в обществе, – утверждает студентка Йонг-Хи. – Посмотрим, насколько у меня это получится…”

В коридорах престижного Национального Сеульского Университета юношей и девушек примерно поровну. В воспитании детей не существует никакой дискриминации между полами, и даже наоборот. Если раньше социальное положение женщины в Корее полностью зависело от статуса ее мужа, то теперь они должны зарекомендовать себя и выстроить собственную карьеру – которая, правда, оказывается весьма недолгой.

Институт гендерных исследований Южной Кореи специализируется на проблемах места женщины в обществе, ее положении на рынке труда и роли в семье. Говорит профессор социологии Юн-Кьюн Бай:

“В Южной Корее принципы образования равны для мальчиков и для девочек, но после замужества и рождения детей карьерные возможности для женщины иссякают и она, по сути, вынуждена прекратить работать. Да, звучат требования о равенстве, но тогда получается, что женщина должна и вернуться к активной занятости, и нести на себе все бремя по поддержанию семьи”.

Хи-юн Лим 36 лет. До свадьбы она была художницей. Муж ее музыкант, часто отсутствующий по работе, у них растет 11-летний сын. И все эти 11 лет Хи-юн посвятила его воспитанию.

“Раньше я рисовала и дважды в неделю вела художественные семинары в университете, но все это пришлось бросить, – говорит она. – Я не чувствовала себя полностью свободной, кто-то должен был заниматься сыном в эти вечера, отец мальчика все время работал, так что теперь я полностью посвятила себя его воспитанию, это сейчас моя жизнь”.

О втором ребенке Хи-юн даже и не думает – слишком много хлопот, говорит она, но главенствующую роль мужа при этом она под сомнение не ставит.

“На брак по-прежнему сильное влияние оказывают выбор родителей и социальные условности, – утверждает профессор Юн-Кьюн Бай. – Статистически доля женщин, не желающих выходить замуж, невелика, однако многие об этом втайне подумывают. С рождением детей приходится от столького отказаться, и женщине непросто найти свое место в обществе. Нужно облегчить ложащееся на них бремя”.

Молодежь женится еще и для того, чтобы покинуть родительский дом: одному жить в Южной Корее неприлично, особенно для незамужней женщины. Результат этих вынужденных и поспешных браков – рост разводов и падение рождаемости.

Кубинский диссидент прекратил голодовку, но настроен скептически

Куба

Кубинский диссидент прекратил голодовку, но настроен скептически