Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

15 лет Сребреницы: экономическая эмиграция в Европу


Босния и Герцеговина

15 лет Сребреницы: экономическая эмиграция в Европу

В 24 года Альмир Мустафич решил начать жизнь заново: он стал экономическим мигрантом. Бывший официант из Тузлы превратился в строителя во французском Сент-Этьене: по его словам, в этой отрасли работают 90% боснийцев, приезжающих во Францию

“Я перебрался во Францию в 2004 г. На родине меня уже ничего не удерживало, особенно после войны: работы никакой не было, здания все в руинах… Ну, я и решил попытать счастья во Франции”.

После подписания в 1995 г. Дейтонских соглашений, положивших конец войне, Альмир бежал из своего родного городка Братунаца, оказавшегося теперь в Республике Сербской. Однако и хорватско-мусульманская федерация настоящим домом для него не стала.

“Да, я жил как бы среди моего народа, в моей родной стране, но все равно как бы в гостях. Ни дом мой мне не принадлежал, да и, плюс ко всему, у меня был статус беженца: я беженец в моей собственной стране! Ну, и мне как-то написали друзья, уже жившие к тому времени во Франции, типа, может, получится выправить тебе какие-то бумаги тут, приезжай, посмотрим, выгорит ли дело – ну, я и поехал.”

За три дня Альмир преодолел без малого полторы тысячи километров, отделяющие Боснию от Франции: автостопом и стараясь не попадаться на глаза пограничникам и полицейским.

“Добравшись до Франции, я первым делом попросил статус политического беженца. Окончательного ответа, впрочем, пришлось ждать полтора года. Сейчас у меня уже есть гражданство: сначала я получил статус беженца и 10-летний вид на жительство, ну, а потом, когда меня взяли на работу и я смог снять жилье, то тут же подал на гражданство: так я чувствую себя по-настоящему “в своей тарелке”. Вначале было тяжело – где только ни приходилось ютиться, мы скитались по сквотам, как-то раз полиция нас выгнала из одного здания. Ну, то есть, мы действительно там жили нелегально, но ночевать-то где-то надо было! Так что потом мы выбрали себе уголок парка не сильно людный, купили палаток и устроили такой лагерь. 8 месяцев я там жил… Ну а сейчас я женат, пацан вот у меня трех лет, так что все в порядке”

Через год к Альмиру присоединился его брат Мансур. Ему также удалось получить необходимые документы. Однако получить статус политического беженца становится год от года все сложнее, и сотни боснийцев живут под страхом высылки домой – с переходом к мирной жизни Босния и Герцеговина теперь не считается опасной страной, преследующей своих граждан по политическим мотивам.

Жители калифорнийского Окленда разгневаны решением суда присяжных

США

Жители калифорнийского Окленда разгневаны решением суда присяжных