Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Комиссар ЕС по энергетике: Россия и Европа зависят друг от друга


Мир

Комиссар ЕС по энергетике: Россия и Европа зависят друг от друга

Гюнтер Оттингер, бывший глава правительства немецкой федеральной земли Баден-Вюртемберг, 6есколько недель назад занял пост европейского комиссара по энергетической политике. С корреспондентом Euronews он побеседовал об энергетическом сотрудничестве между Евросоюзом и Северной Африкой, строительстве европейского газопровода “Набукко” и многом другом.

Euronews:
Будет или нет построен газопровод “Набукко” через Турцию?

Оттингер:

Этот вопрос будет решен до конца года.
В пользу строительства “Набукко” можно
привести немало весомых аргументов.
Компании-инвесторы, государства-члены Евросоюза и мы сами, на европейском уровне, – все мы ежедневно работам над этим вопросом. Я уверен, что проект станет по-настоящему европейским. Я убежден, что благодаря его реализации будет повышен уровень надежности поставок природного газа в Европу.

Euronews:

Но такой мощный газопровод нужно чем-то наполнять… Вам нужен природный газ, для этого необходимы контракты на его поставку. Пока у вас таких контрактов нет. Где вы их возьмете?

Оттингер:

Ключевой момент состоит в том, что природный газ есть. Он есть на месторождениях в Каспийском регионе, крупнейших в мире. Азербайджан и Туркменистан – потенциальные поставщики и партнеры. То, что мы готовим сейчас, должно позволить нам принять одновременно два решения: о строительстве собственно газопровода и о заключении контрактов на поставку газа для него. Нам нужны долгосрочные соглашения и мы ждем, что нам будет предложена справедливая цена.

Euronews:

Как вы намерены в рамках международного права решать проблемы, связанные с тем, что труба пересечет Каспийское море?

Оттингер:

На этот вопрос нелегко ответить, как с технической, так и с юридической точки зрения. Эксперты все еще обсуждают правовой статус Каспийского моря. Исход этих юридических баталий окажется решающим для вопроса о том, будут ли иметь право голоса все соседи, все страны Каспийского бассейна.

Теперь рассмотрим технический аспект. Можно ли проложить по дну моря трубопровод протяженностью в 170 миль с Востока (из Туркменистана) на Запад (в Баку)? Или лучше взять на вооружение предложение туркменских властей сжижать газ на месте и переправлять его через Каспий на танкерах? Словом, в ближайшие месяцы многое еще предстоить прояснить.

Euronews:

А что насчет дискуссии о строительстве веток в Иран, Ирак? Как обстоят дела?

Оттингер:

Проект “Набукко” экономически оправдан только в том случае, если по этому трубопроводу ежегодно можно будет поставлять более 30 млрд. кубометров природного газа из Каспийского региона в Европу. Сегодня, по моему разумению, такие объемы поставок возможны за счет Азербайджана и Туркменистана. Но, разумеется, это в интересах Европы – и в интересах Ирака – добавить к “Набукко” иракские запасы природного газа.

Euronews:

Пока шла Холодная война, стратегическое соперничество измерялось количеством ракет. Сегодня оно измеряется количеством и мощностью газопроводов. Существуют два проекта практически параллельных газопроводов – российский “Южный поток” и европейский “Набукко”. В чем сложности с “Южным потоком”? Может ли он быть построен – или это проблематично?

Оттингер:

Это решать странам Каспия. И русским партнерам. Но в любом случае: конкуренция стимулирует бизнес. Мы – потребители, а потребители только рады, когда поставщиков несколько, а предложений на рынке много.

Euronews:

Каково положение дел? Может ли Европа подвергнуться шантажу? Зависит ли Европа от российского газа?

Оттингер:

Да, мы от него зависим. Но шантажировать нас, все-таки, видимо, нельзя. С одной стороны, мы имеем хороший опыт работы с российскими партнерами – много лет они являются надежным поставщиком природного газа. С другой стороны, у русских есть собственные интересы в экспорте природного газа. В частности, из-за того, что они же финансируют трубопроводы.

Возьмем в качестве примера “Северный поток”: российский концерн “Газпром” его главный владелец и инвестор. А ни одному инвестору не нужно, чтобы актив, то есть, газопровод, простаивал.

Есть еще одна проблема: в будущем России понадобятся европейские технологии, оборудование, промышленные предприятия, станки, инновационные технологии, сделанные в Европе. России нужно готовится к пост-газовой, пост-угольной, пост-нефтяной эпохе. По мере приближения к ней России нужно создавать соответствующую экономическую среду и рабочие места. Так что российско-европейскую зависимость можно назвать взаимной, так сказать, доброкачественной.

Euronews:

Это как раз наша следующая тема – медленное изменение источников энергии. Что вы думаете о создании электросетей, соединяющих Северную Африку и Ближний Восток с европейскими сетями для экспорта солнечной и ветряной энергии из пустыни в Европу? Это утопия или нечто реальное?

Оттингер:

Это видение. Но видение реалистичное. И, возможное, это лучшее, что может предложить Европа Африке – справедливое энергетическое партнерство! Давайте строить солнечные и ветряные электростанции именно в тех местах, где больше всего солнца и где наиболее стабильные метеусловия. Поэтому я и говорю – Северная Африка, Сахара, Ближний Восток были бы лучшими площадками для размещения таких станций. Но ключевой вопрос здесь – сумеем ли мы создать такие суперсети. Нам нужны современные распределительные сети, способные транспортировать энергию с юга в Европу без потерь.

Euronews:

Но пока не существует ни одной суперсети между Европой и Северной Африкой!

Оттингер:

Именно поэтому мы ведем переговоры с инвесторами о финансировании и реализации пилотных проектов, например, между Испанией и Марокко или с итальянской Сицилией. Когда один такой проект будет запущен, у обеих сторон появится доверие к самой этой идее. Я убежден, что Средиземноморье – единый в культурном отношении регион. И он может стать единым и в экономическом плане. Думаю, решения по проекту DESERTEC будут приняты в течение двух или трех лет.

Euronews:

Президент Европейской комиссии Баррозо сказал совсем недавно, что атомная энергетика во всем мире, и в Европе в том числе, находится на подъеме. Сегодня в вашем департаменте разрабатывается новая директива о ядерных отходах, она будет готова во второй половине года. О чем будет этот документ?

Оттингер:

В нашей компетенции принять решения о строгих стандартах безопасности при захоронении ядерных отходов, учитывая геологические условия и используемые технологии.

Euronews:

В чем ваша задача? Решать будет ли построено – и если да, то где – хранилище отходов?

Оттингер:

Нет, это не моя задача. Я не хочу вмешиваться в проектирование и строительство, это компетенция национальных правительств и парламентов. Эта работа должна быть сделана членами ЕС. Но мы, Еврокомиссия, отвечаем за стандарты безопасности! Что касается места расположения и размера хранилища радиоактивных отходов, то это решать национальным властям.